23:27 

Демоны на острие иглы

Rina_Nettle
vault-girl
Демоны на острие иглы

Автор: Rina
Фандом: Fallout New Vegas
Персонажи: жКурьер, Вульпес Инкульта
Жанр: AU
Размер: макси
Статус: в работе

Прода фика

Глава 3.
Заклятый друг

Темнота. На полотняной стене плясали смутные размазанные тени живого пламени, чуть слышно потрескивал лагерный костер. В раскрытый на ширину ладони полог палатки просачивался свежий ночной воздух, приятно холодил обнаженные плечи, еще разгоряченную после тренировки кожу. Инкульта зачерпнул ладонями воду из жестяного таза, плеснул в лицо. Растер шею, и тяжело оперся руками на деревянный ящик, устало нависая над бадьей с водой. Капли скатывались по носу и подбородку, тонкими струйками стекали обратно в наполненный таз. Вульпес прикрыл глаза.
«Дешифрация скрытых секторов – это ерунда, мелочь, и не такие коды раскалывали. Тем более, уже расшифровано почти девяносто процентов голодиска. Только где взять знания, чтобы понять, что скрывают эти колонки цифр? Ни единого специалиста, ни единого мозговитого ублюдка, который смог бы осмысленно прочитать хоть часть данных. Пленник из Братства Стали зубами перегрыз вены – недосмотр, потеря, можно было выжать еще многое, если бы не его геройство. Умирал, по всей видимости, долго и мучительно: необычный для профлигата поступок, достойный настоящего мужчины – никто не ожидал. Впрочем, те, кто «не ожидал», сейчас уже на крестах за свою халатность. Легкомысленные идиоты - сам бы разорвал голыми руками, выпустил кишки из вспоротого живота на колени, будь такая возможность».
Фрументарий провел ладонью по лицу, стряхнул воду с кончиков пальцев. Глубоко вздохнул, на мгновение задерживая в легких воздух. Привыкшие к темноте глаза рассеянно следили за скользящими по наклонной стене палатки отблесками полыхающего снаружи костра.
Мышцы навязчиво ныли после короткого боя, завтра все ребра будут в синяках: на его бледной, тонкой коже ушибы проявлялись легко и заживали долго. Всего лишь дружеский спарринг на затупленных ножах, окончившийся его сокрушительным поражением, а собственное тело уже отнеслось с негодованием к такого рода внезапным нагрузкам. Давно не тренировался с достойным соперником, давно не сражался по-настоящему, с катанием по земле и беспорядочным месивом рук и ног – совсем иная тактика, нежели бои на тактической карте в штабной палатке. Впрочем, перед Стацием не стыдно выронить оружие – центурион, прославленный воин, один из лучших командиров на южном фронте. Еще будучи пятнадцатилетним рекрутом, отличавшийся силой и богатырским здоровьем, сейчас вступивший в пору своего физического расцвета. В сверкающей новой броне, отполированной до блеска перед визитом к Цезарю, широкоплечий красавец-блондин, образцовый воин легиона…
Для Инкульты не стала потрясением победа Стация в спарринге – тот одерживал верх и раньше. Но гораздо больнее тренировочного оружия били по самолюбию его подколки и намеки на очевидно пришедшуюся Вульпесу по нраву роскошную жизнь среди плутократов.
Стаций появился не вовремя, цели своего прибытия пока не разглашал, обсуждая этот вопрос лишь с Цезарем. Инкульта догадывался, что диктатор стягивает к дамбе силы перед решающим штурмом, и вскоре начнутся перестановки в штабе и офицерском составе. За свое положение глава фрументариев не боялся, и в другие дни был бы лишь рад встрече со старым знакомым, чтобы продемонстрировать свое приобретенное влияние, но сейчас совсем иные мысли занимали Вульпеса.
«Система требует доработки, слишком много лакун в исходных данных. Механический ремонт можно выполнить подручными средствами, но вот передача сигнала – реальная проблема. Снова связываться с Лос-Аламос, с научной лабораторией в резервации - этой неистово фонящей радиоактивной дырой с уродливыми выродками? Снова унижаться до общения с гулями, которые потребуют сумасшедшую плату за свои услуги? Не менее дюжины рабов, как только пронюхают, в чем дело, а после вообще могут задрать цену втрое. Там должны быть спецы, но… Более ста миль, дорога через горы... Нет. Слишком мало времени, чтобы мотаться туда и обратно, а присутствие и контроль необходимы здесь. Меса Верде – крайний вариант, эти полудурки лишены искры творения, а здесь нужно думать, а не складывать цифры в столбик. Возможно, стоит снова пытаться просить Цезаря о создании технического подразделения на передовой? Безумие… Это бесполезно, разумеется, он не даст добро… Но ведь нельзя упускать из рук такой шанс! Нельзя!»
Вульпес взъерошил ладонью коротко остриженные волосы, и медленно распрямил спину. Не время думать о делах, иногда нужно уметь расслабляться, пусть даже против воли. Почесывая затылок, Инкульта придирчиво оглядел собственную палатку: компьютерный терминал, две внушительные стопки книг, не вместившихся в прикроватный рундук, разобранный на детали радиопередатчик на столе – все недосуг перепаять схему… разумеется, вот оно – «типичное» жилище подданного легиона, исповедующего философию отказа от довоенной техники. Стаций будет несказанно счастлив все это увидеть. Впрочем, наплевать…
«Часть тщательно разрозненной информации можно подкинуть Последователям Апокалипсиса – так, чтобы в доступе у них имелись лишь отдельные фрагменты. Нельзя позволить им охватить всю картину проекта в целом. Что касается деталей – как всегда: снова придется действовать самому. Разумеется, соваться в такие дела с неподлежащей подготовкой – все равно, что забивать гвозди микроскопом… но так надежнее. На Стрипе должна быть литература, может быть в Убежище 21…»
Инкульта быстро поднял глаза, когда полог палатки распахнулся и внутрь вступил широкоплечий, мускулистый блондин с пересекающим широкий подбородок шрамом. Боевую броню центурион уже снял, явившись для дружеской беседы лишь в свободной алой тунике и легкой портупее с парой боевых ножей. Тунику перетягивал кожаный пояс из тонких ремней – скорее дань моде легиона, нежели практичный аксессуар.
Стаций Вектис получил звание центуриона не так давно, заслужив столь высокий для своего возраста ранг во время молниеносного блицкрига на берегу Калифорнийского залива. Ранее Стаций несколько месяцев служил под командованием Инкульты, когда тот только получил свой первый контуберний после повышения до декана. До этого их объединяли три года в тесных стенах казарм, где из совсем юных подростков изматывающими тренировками выковывали выносливых, умелых воинов. Одна спальня на восемь человек, три года тихой, усиленно сдерживаемой, обоюдной ненависти, которая позже, на первой линии манипулы плечом к плечу, смогла перерасти если не в дружбу, то во взаимное уважение.
Сейчас старый знакомый получил назначение на западный фронт; подробности перевода пока не разглашались, и сам Инкульта мог лишь гадать, чем обернется лично для него присутствие бывшего однокашника. Пока ничего, помимо плоских шуток и синяков после спарринга, фрументарий от неожиданно навязанного общения не приобрел, но когда его отношения с Вектисом обстояли по-иному?
Некоторое время Стаций щурился, после яркого пламени костра пытаясь привыкнуть к тусклому свету от пары свечей на столе. Почти семифутовый рост заставлял мужчину низко пригнуться, чтобы не зацепить верхнюю перекладину опор палатки. Дойдя до стола, размещенного в центре, Стаций одобрительно присвистнул и по-хозяйски оглядел жилище фрументария:
- А неплохо ты устроился, Инкульта. Собственных рабов держать тут, похоже, не дозволяют? Уж тебе-то могли доставить сюда личную девку, а не лагерную шлюху.
Вульпес неприязненно дернул уголком рта и промолчал, не намереваясь далее развивать тему. Присев на край стола, фрументарий зажег третью свечу от фитиля соседней и достал из-за голенища охотничий нож.
- Я слышал, - продолжал Стаций, - у плутократов здесь, кхм, равноправие мужчин и женщин, поэтому трофейных баб из местных не держат долго на сортировке, сразу направляют в тыл на обуздание буйного нрава. Ты тут, наверное, совсем без нормальных девок закис… или развлекаешься с профлигатами?
Центурион подмигнул с ехидной, заговорщицкой усмешкой. Вульпес прекратил придирчивый осмотр лезвия под тусклыми бликами свечей и перевел взгляд на собеседника:
- Не беспокойся за мою интимную жизнь, Стаций. Как сам? Все пожинаешь лавры? Не сдавливает ли венец победителя мексиканских дикарей сверх всякой меры твою светлую голову?
Блондин коротко рассмеялся. По старой привычке растирая кончиками пальцев багровый шрам на подбородке, с довольным видом постановил:
- А ты все такой же засранец с избытком колючек под языком.
Инкульта с деланным равнодушием пожал плечами. Сдержанно зевнул, прикрывая рот ладонью, и извлек из ящика точильный набор. Попутно взгляд его упал на нетронутый ужин на краю стола: черствые кукурузные лепешки и солонина; фрументарий кивнул гостю на еду. Стаций не заставил просить себя дважды: отломив половинку лепешки, он громко захрустел сухарем; казалось, долгая дорога и недавний поединок его совершенно не вымотали, лишь пробудили аппетит и желание общаться.
- Что слышно на юге? – поинтересовался Вульпес, с визгом проводя оселком по лезвию. - Давно в последний раз наведывался в столицу, что с сенатскими выборами в этом году?
- Тебе бы все о политике, фрументарий, - скривился центурион. Запихав в рот остатки лепешки, он отряхнул ладони от крошек и потянулся к фляге с водой.
- Что на фронте? – подчеркнуто переменил вопрос Вульпес. Стаций на секунду замер и с досадой рубанул по воздуху рукой.
- Да все как всегда, что еще может быть на фронте. Льешь кровь, теряешь товарищей, а получаешь в итоге девять гребаных рабов и очередной гребаный клочок земли посреди нигде. Мы продвинулись почти до самой воды, я готов был идти дальше на юг – говорят, гнев Марса, очистившего огнем мир от скверны, не обрушился на те земли всей силой. Разве что полно вооруженных мутантов…
Стаций досадливо разглядывал обшитую тканью флягу, неприязненно морщась при одном воспоминании об этих агрессивных, уродливых, полуразумных насмешках над природой и эволюцией. Вульпес с тенью интереса покосился на центуриона.
- Цезарь упоминал о некоем «Мастере», около сорока лет назад пытавшемся захватить юг. Говорят, мутанты – это остатки его армии: они там жили не всегда, - задумчиво произнес Инкульта.
- Да когда эти твари останавливали легион?! – проревел Стаций, вдарив днищем фляги по столу. Фрументарий согласно хмыкнул, с выдержанным хладнокровием не среагировав на резкий звук – рука не дрогнула на лезвии, прочертив шлифовальным камнем ровную, непрерывную полосу. Центурион, тем временем, подметил разбросанные на столешнице детали радиопередатчика.
- А ты до сих пор не расстаешься со своими игрушками… Я думал, что хоть после перевода на передовую – здесь, прямо под взором Цезаря, ты не отважишься возиться с этим профлигатским дерьмом.
- Это «дерьмо» позволило нам занять южный берег и уничтожить базу Серчлайт, Стаций, - холодно отозвался глава фрументариев. Центурион лишь покачал головой:
- Тебя ничто не вразумит. Однажды уже побывал на кресте за свое свободомыслие, и наказание тебя так ничему и не научило…
Вульпес плотно сжал губы, с силой проскреб оселком по темному лезвию. Стаций сгреб со стола вторую половину лепешки и без промедлений отправил в рот; пища придавала ему благодушный настрой, уже без былого раздражения в тоне Вектис продолжил:
- Впрочем, я наслышан о твоих успехах здесь, Инкульта. Цезарь высокого мнения о твоих способностях, да и мне уже в который раз рассказывают о казни целого города в тылу противника. Изощренно, жестко, действенно, - центурион одобрительно кивнул, вновь приложившись к фляге с водой. Фрументарий не поднял головы, не отрываясь от заточки ножа, но на тонких губах промелькнула тень самодовольной, горделивой усмешки.
– Я слышал, ты приказал их убить разными способами, а других заставлял смотреть. Эффективная демонстрация мощи легиона, но… Скажи мне, Инкульта: не легче ли было просто перерезать их, свалить в кучу и поджечь трупы? – пожал плечами Стаций, отхватив солидный кусок лепешки и шумно жуя.
- Это не так весело, мой друг, - промурлыкал фрументарий, протирая наточенное лезвие мягкой масляной тряпкой. Сосредоточенно провел большим пальцем по краю клинка, пробуя остроту заточки.
- Это не весело, это довольно жутко, Вульпес, - серьезно ответил блондин, пристально глядя на товарища и прекратив жевать. – Я не укоряю тебя за дело во славу легиона, но подвергнуть мучительным пыткам целый город…
- Всего лишь профлигаты, Стаций…- пожал плечами фрументарий. - Ниптон послужит наглядным уроком для республиканцев и сочувствующих им.
«А еще эта казнь станет недвусмысленным намеком для таких, как ты, центурион Стаций Вектис, тупая семифутовая машина для убийства. Иногда устрашение направлено не только на противника, но и на собственных братьев по оружию. У тебя возникают подозрения в состоятельности шпиона, отравленного излишними сантиментами техногенного общества плутократов? Опробуй же иной угол обзора, и если тебя все еще будут терзать по данному поводу сомнения, я помогу тебе от них избавиться. Возможно, так же, как раз и навсегда помог другим усомнившимся изменить свое мнение о главе фрументариев – и отнюдь не холодным оружием в ближнем бою».
По подчеркнуто-спокойному лицу шпиона Вектис вряд ли мог прочитать обуревавшие того эмоции. Дожевывая сухарь, центурион лишь согласно кивнул в ответ. Инкульта понял, что темы для разговора медленно и неотвратимо исчерпали себя. Фрументарий отложил заточенный нож и оторвался от края стола.
- Завтра мне предстоит важная встреча, Стаций. Сейчас я собираюсь поспать.
Гость склонил голову и повернулся к выходу.
- В таком случае, мы еще увидимся позже, - произнес центурион и отсалютовал вытянутой от груди рукой. – Vale. Ave, Цезарь.
- Ave, Цезарь, - эхом откликнулся Вульпес.



Глава 4.
Аудиенция.


Пожилой мужчина с внимательными, мудрыми глазами и непринужденной, харизматичной улыбкой. Разглядывал пристально, цепко, оценивающе, и в то же время под этим взглядом не хотелось съежиться или ответить вызывающе и резко. Не смотря на жесткий досмотр при входе и отобранное еще у ворот лагеря оружие, Рэй непроизвольно расслабилась – диктатор легиона держался благосклонно и вполне доброжелательно; этого было достаточно, чтобы вселить в курьера уверенность. Девушка старалась не обращать внимания на хмурых преторианцев, застывших немыми изваяниями по углам штабной палатки и на пару пристально изучающих ее мужчин по обе стороны от низкого кресла. Свое внимание она сконцентрировала на украшенном веером длинных пик вычурном варварском троне и восседавшем на нем грозном завоевателе востока.
- Итак, это тот самый знаменитый курьер, - постановил Цезарь, опираясь на подлокотники. – Рад, наконец, познакомиться с тобой: я немало наслышан о столь выдающейся персоне, успевшей натворить так много за столь короткий срок.
Слово «натворить» покоробило курьера, но благодушная улыбка старика создавала причудливый контраст между содержанием речи и его мимикой. Курьер не считала себя мастером в подобных играх, а диктатор определенно играл с ней, забавлялся ее растерянности. Рэй смущенно потупила глаза: откровенно говоря, не такого приема она ожидала от человека, предстающего по рассказам обитателей пустоши деспотичным и безжалостным тираном, бездушным чудовищем. Возможно, она и вправду чем-то заинтересовала его, но не исключался вариант, что этот разговор может стать последним в ее жизни.
Говорил Цезарь негромко, спокойно, размеренно - было что-то отеческое в его обращении, но в ощущаемой теплоте тона подспудно проступали несомненные твердость и сила.
- Мне импонирует твоя целеустремленность: ты, избороздив всю Мохаве, неотступно выслеживаешь пытавшегося убить тебя парня - подобная непреклонность, неумолимость жажды мести достойна восхищения. Ты получаешь приглашение в закрытое уже 200 лет казино - по каким-то причинам Хаус расстелил ковровую дорожку именно перед тобой.
Едва заметная одобрительная улыбка играла на губах диктатора. Чуть понизив тон, он наклонился вперед, ближе к курьеру, и весомо произнес:
- Затем ты приходишь в «Топс», и за полчаса правящая верхушка влиятельной организации смещена, а ее лидер в панике бежит прочь, словно побитый щенок. Когда ты ставишь перед собой цель, ты ее добиваешься. И мне это нравится.
Курьер скрестила руки на груди, будто пытаясь избежать навязанного сокращения дистанции. К чему эта лесть? И лесть ли это? Оставить от своих поступков массу неприкрытых следов, множество ведущих к ней цепочек - это скорее существенный минус, нежели плюс. Стоящий по правую руку от Цезаря старый знакомый, казалось, был полностью солидарен с ее невысказанными мыслями: слабая циничная ухмылка играла на тонких губах.
С ним они уже встречались не раз: сначала в Ниптоне, посреди кровавой бойни, когда Рэй не знала, хочется ли ей благодарить легионера, с рыданиями бросившись на шею, или пристрелить его на месте – оба варианта выглядели одинаково самоубийственно. Затем на Стрипе, где Рэй обнаружила неприятную особенность этого человека приближаться незаметно: после того заставшего врасплох визита ее вера в собственную защищенность серьезно пошатнулась.
Сейчас шпион легиона, чуть прищурившись, с холодным, сдержанным вниманием пристально следил за ней. Девушка спешно отвела взгляд и, переключившись на Цезаря, коротко и сухо кивнула в ответ на расточаемые комплименты.
- И, все же, я смею ставить исключительность собственной персоны под сомнение, - тактично улыбнулась она. – Пешке сложно пробиться в дамки, но пока удача на моей стороне.
Рослый бородатый легионер из свиты Цезаря, возвышавшийся за его спиной, едва заметно кивнул - внутренне одобряя прозвучавшие слова. Седой мужчина в кресле мягко покачал головой, журя курьера за подобную скромность, но Рэй неким шестым чувством поняла: несмотря на картинную игру Цезаря в благосклонное восхищение ее талантами, озвученный ответ был единственно верным.
Внезапно ей показалось, что идея появиться здесь сама по себе являлась серьезной ошибкой - большим безумием, чем добровольная прогулка в пещеру когтей смерти. Девушка кашлянула в кулак и смахнула кончиками пальцев длинную челку, прикрывающую шрамы на правой стороне лица:
– Итак, давайте перейдем к делу: Бенни, парень в клетчатом костюме. После его смерти я прекращу отнимать ваше время и покину вас. Покину Мохаве: здешний климат, знаете ли, мне не по нутру.
- Стоп-стоп, не так быстро, - поднял ладонь сидящий перед ней мужчина. – И куда ты пойдешь, позволь спросить? С одной стороны республика, с другой – мой легион. И, насколько я знаю, - мужчина многозначительно покосился на стоящего справа молодого фрументария, - НКР не ждет тебя с распростертыми объятиями.
Курьер нервно переступила с ноги на ногу, внезапно ощутив дискомфортную незащищенность, будто она стояла перед группой мужчин безоружной, обнаженной и связанной осознанием, что ее маленькие тайны – не такие уж и маленькие и отнюдь не «тайны», как некогда казалось ей. Стараясь не выдавать волнение и неловкость, девушка сжала губы и флегматично опустила большие пальцы в карманы брюк. Шпион чуть склонил голову на бок, оценивая ее реакцию, и Рэй под его взглядом вновь внезапно почувствовала себя, будто на допросе – не хватало только направленной в лицо лампы.
Цезарь откинулся в кресле и, оперевшись на подлокотники, поставил ладони домиком перед собой.
- Я хочу дать тебе шанс, женщина. Мне нужны твоя помощь, верность и повиновение, и ты будешь вознаграждена по заслугам.
В штабной палатке воцарилась тишина. Театральное расшаркивание закончилось – диктатор легиона был серьезен.
- Это Вегас: сделай правильную ставку и останешься в выигрыше, - медленно и жестко произнес он. - Республика гниет изнутри, их поражение – лишь вопрос времени: более короткого, чем ты можешь себе вообразить. Хаус слаб, ограниченный зоной действия принимающих антенн своих механических слуг – с его ресурсами он долго не продержится в блокаде. Будущее за мной. Четыре штата. Восемьдесят шесть племен. Дамба Гувера – это последний форпост, после которого запад будет моим, и я хочу дать тебе перспективу оказаться на стороне победителя. Более того – поспособствовать нашей победе, заслужив достойное место при господствующем режиме.
Рэй задумчиво растирала между пальцами твердый шов по краю кармана. Несмотря на вечернюю прохладу, ладони неприятно вспотели. Цезарь заметил ее замешательство, в его голосе вновь появились успокаивающе-благодушные нотки:
- Я дам тебе время подумать над предложением. Мне нужна добровольная верность, а не выжатая под принуждением. Ночью тебя доставят обратно в Коттонвуд-Коув; ты все еще носишь мой знак, курьер, потому ни один волос не упадет с твоей головы.
Широкоплечий, заросший темной бородой мужчина, возвышающийся за спиной диктатора, скривил губы с легким презрением - на его лице читалось открытое неудовольствие только что озвученным решением, но он не осмелился произнести ни слова. Цезарь, тем временем, чуть наклонился в сторону и одним движением пальца подозвал вооруженного легионера из охраны:
- Приведи пленника.
Затем вновь обратился к гостье:
- Что касается твоего вожделенного Бенни: на данный момент он в моем распоряжении, и ты не можешь забрать мою собственность. Можешь только заслужить в качестве, хмм… вознаграждения за службу.
С глухим шорохом, подобным хлопанью крыльев взлетающей птицы, тяжелая тканевая завеса на входе раскрылась. Два легионера втащили в палатку безвольно обвисшего на их локтях мужчину в заляпанном грязью клетчатом костюме: голова поникла, колени бессильно волочились по земле. Цезарь доверительно склонился к девушке и вскользь заметил, будто разделяя их новую общую тайну:
- После ты сама сможешь решать, как он умрет. И, если хочешь, намекни ему об этой перспективе.
От былого лоска и щепетильной аккуратности экс-лидера Председателей не осталось и следа. Лиловые гематомы и засохшие кровоподтеки на рассеченном лице, изорванный и помятый твидовый пиджак. Сломленная обреченность в обмякшем теле. Рэй, до конца не веря в подобную перемену, сделала шаг по направлению к заклятому врагу. Прищурившись, она несколько секунд разглядывала согнувшегося перед ней мужчину, слишком слабого, чтобы расправить и поднять ссутулившиеся плечи. Легкое дежа вю – поменялись лишь их роли... Охрана не пошевелилась, когда курьер сгребла волосы Председателя в кулак и задрала голову Бенни, встречаясь с ним взглядом.
В глазах мужчины промелькнул ужас узнавания, затем гнев и ядовитая ненависть.
- Веселись, сука, веселись,..- едва шевеля разбитыми губами, вымолвил он.
Рэй медленно разжала пальцы, едва сдерживаясь, чтобы не врезать со всей силы кулаком по ухмыляющемуся лицу.
- Он пришел сюда с целью проникнуть в бункер, расположенный под фортом, - негромко начал Цезарь за спиной курьера. – Мои люди поймали его у самого входа. В кармане у него была фишка – в точности под форму отверстия на консольном щите: с ее помощью, очевидно, он намеревался попасть внутрь.
Рэй медленно обернулась к диктатору, отрывая полный ненависти взгляд от стоящего перед ней на коленях врага. Цезарь опустил руку в складки алой туники и вытянул перед курьером сжатую в кулак ладонь.
- Больше в бункер не попадет никто, - задумчиво объявил он, с меланхоличной безучастностью рассматривая собственное сомкнутое запястье. Курьер с легким недоумением покосилась на его руку.
Пальцы медленно раскрылись.
Серебристый кусочек пластика блеснул на ладони, свет факела отразился от сверкающей грани. По центру фишка была темной. Присмотревшись, Рэй увидела сеть трещин, разбегающихся из глубокой вмятины в середине платинового круга.
- Больше не действует - он раскрошил ее каблуком, прежде чем мои люди его успели схватить, - произнес седой мужчина, созерцая искореженный обломок с едва держащейся поврежденной сердцевиной, сосредоточенно и любовно, словно это была редкой красоты драгоценность. Курьер, затаив дыхание, следила за движениями его пальцев, вращающих разломанную фишку с гипнотической неторопливостью и размеренностью. Кулак резко сжался, скрывая сверкающий круг - зачарованная девушка непроизвольно вздрогнула.
- Твоим первым заданием будет доставить фишку Последователям Апокалипсиса, - объявил Цезарь, встречаясь взглядом с гостьей. - Когда они выжмут из этого осколка всю информацию, что еще можно извлечь, ты вернешь фишку Хаусу.
Рэй подумала, что в ее открывшийся от удивления рот мог беспрепятственно залететь дутень. С чего вдруг такая лояльность к потенциальным противникам в борьбе за город? Впрочем, не ее ума дело - поручение пустяковое, к тому же совпадающее с ее текущими интересами… Курьер уже поняла, что заглотила предложенную приманку прежде, чем смогла сама себе в этом признаться - поздно дергаться на крючке и что-то решать, когда в глубине души она уже все для себя определила. Осталось лишь расставить акценты и все точки над i, и именно эти точки волновали ее в данный момент больше всего.
- Ммм… Предположим, что я возьмусь за это задание, - вымолвила курьер, задумчиво проведя указательным пальцем по нижней губе. – И буду работать на легион, поверив в ваше далеко идущее будущее. Сомнения вызывает другое, уж если я решила связаться со всем этим…
Скрестив руки на груди, она тяжело выдохнула, пытаясь осторожно подбирать слова:
- Утром я смогла осмотреть лагерь, видела, наблюдала, и… на собственной шкуре успела прочувствовать отношение к женщинам. Низшие существа, люди второго сорта. Это положение… если уж я стану членом этого общества…
До сих пор спокойный и сдержанный голос диктатора прозвучал резко и неожиданно громко, подобно громовому раскату:
- А кто тебя приглашал вступать в легион?! Я, кажется, и не предлагал тебе становиться его частью, курьер.
Охрана заметно напряглась при вспышке гнева господина, сама Рэй едва сдержалась, чтобы инстинктивно не отшатнуться при резком возгласе. Откинувшись в кресле, Цезарь закатил глаза, проведя рукой по скудным остаткам коротких седых волос и устало вздохнул:
- Женщины… Им все мало. Вместо того, чтобы поднимать популяцию вымирающего мира, они хватаются за оружие. И эти республиканские выродки идут у вас на поводу, позволяют воевать наравне. Я смутно могу вообразить сорокамильный дневной марш с одновременно начавшейся у всего бабского отряда менструацией…
Никто из присутствующих не среагировал на шутку. Диктатор говорил тихо, слабая ироничная ухмылка искривляла его губы. В сдержанном, размеренном тоне звучала тяжелая, подавляющая доминанта истинного лидера.
- Каждому по возможностям… Вас по инерции ограждают в бою мужчины, защищая из глупого приоритета к слабому полу, в то время как каждый солдат является боевой единицей и никакой предвзятости быть не может! В моей армии за такие дисциплинарные нарушения путь один, и он короток – провинившихся на крест.
Рэй замерла в оцепенении, как и прочие присутствующие в палатке, боясь лишний раз шевельнуться во время неожиданного всплеска негодования вождя легиона. Лишь Бенни, скривив потрескавшиеся окровавленные губы, улыбался с ехидным злорадством: ему терять уже нечего.
- Вы, бабы, если захотите, с легкостью можете управлять чем угодно. Мужчина - голова, его женщина – шея. Вертеть правящей верхушкой можно и не напрямую, и вам это вполне удавалась веками, когда целые государства создавались и уничтожались по вашей воле, по мановению тонкой бабьей ручки, изъявившей на все готовому ради нее самцу свой каприз. Неужели мне тебя всему учить и объяснять эти прописные истины, курьер? Кто тебя воспитал, если обучил держать в руках огнестрел, но не использовать то, что дано природой?!
Диктатор утомленно вздохнул и отвернулся, добавив чуть тише:
- Если уж от рождения не одарена мозгами, то они и не появятся… Стать гражданином сможешь, если повесишь на стену ружье и начнешь рожать детей, как и подобает женщине. Это единственное условие. Сенатор в мужья – это я тебе гарантирую, а пока - ты слышала мое предложение: сотрудничество и соответствующее вознаграждение.
- Если только ее кто-нибудь возьмет замуж с такой рожей, - презрительно фыркнул за спиной курьера Бенни. Реплика задела Рэй, но выражение ее изуродованного лица осталось нечитаемым. Впрочем, никто из присутствующих в палатке не удостоил пленника вниманием. Цезарь поднялся с места:
- Надеюсь, у тебя больше нет вопросов.
Рэй видела, как почти против воли его пальцы потянулись к вискам; он отвернулся, стремясь скрыть внезапно исказившую лицо гримасу боли. Не оборачиваясь, диктатор резким, нервным движением одернул полы одежд.
- Она твоя, Вульпес: забирай, и уматывайте оба.
Молодой шпион сдержанно склонил голову перед своим правителем. Тот с секунду продолжал сверлить легионера по инерции раздраженным взглядом, затем отдал последние распоряжения:
- С докладом через две недели, как всегда. Всё, пошли отсюда!
Не оборачиваясь, Цезарь быстро прошел в палатку, ожесточенно рванув полог за собой.
Рэй не смогла сдержать облегченный вздох; воздух будто стал менее густым и наэлектризованным после ухода лидера легиона. Преторианцы зашевелились, расслабляя мышцы после утомительной неподвижной стойки по армейской выправке. Инкульта негромко перебросился парой слов с бородатым легионером, косо поглядывая в сторону Рэй. Курьер скрестила руки на груди и обернулась: легионеры за спиной девушки рывком подняли бывшего главу Председателей на ноги, тот едва сдержал болезненный стон, плотно стиснув зубы. Рэй с отвращением разглядывала мужчину.
- Старик скоро сдохнет, - прошептал Бенни, подняв голову и сверля курьера полным ненависти взглядом. – И ты вместе с ним, куколка, уж поверь мне.
Он дернулся и шумно выдохнул, когда охраняющий его легионер ударом кулака под ребра заставил пленника замолчать. Рэй странно покосилась на Председателя, почти благодарная за наведение на лежащую на самой поверхности идею; в голове уже стремительно вырисовывался план… В этой партии у нее в руках оказалось множество козырей – осталось лишь верно их разыграть.

@темы: fallout new vegas, фанфик

Комментарии
2011-05-20 в 13:32 

О, наконец прода! Спасибо, читать по-прежнему интересно)
Понравились шовинизм Цезаря и реалистичный Бенни. Неужели оба умрут?
Жду продолжения)
daburukurikku.

URL
2011-05-21 в 13:21 

Rina_Nettle
vault-girl
Понравились шовинизм Цезаря и реалистичный Бенни. Неужели оба умрут?
спасиб ) Рада, что попала в характеры. Ну, выдавать сюжетные ходы касательно этих товарищей пока не буду, к тому же там сплошной авторский произвол с событиями )
А выкладку прекращаю в связи с отсутствием фидбека, ибо муторное это дело посты тут формировать со сбивающимся оформлением и уезжающими абзацами. Прода еженедельно выкладывается в моем дневнике, ну или если нет желания регистрироваться на дайрях - могу высылать главы по мере выкладки на почту.

2011-05-21 в 13:45 

daburumcola
Ясно, что ж, тогда буду заглядывать к вам)

2011-07-07 в 22:38 

Вульпес просто прелесть! Автор, вы замечательно пишите! Мой вам низкий поклон!

URL
2011-07-07 в 23:03 

Rina_Nettle
vault-girl
Гость :goodgirl: благодарю. очень приятно )

2011-07-17 в 00:32 

________ [DELETED user]
Очень приятно написано, читать одно удовольствие :3

2011-07-17 в 20:15 

Rina_Nettle
vault-girl
Koito спасибо! :sunny:

2011-07-25 в 15:16 

Читала ваш фик на другом сайте. Главу 10 просто на пустом месте обгадили в комментариях. Даже обидно за вас стало.

URL
2011-07-25 в 15:48 

Rina_Nettle
vault-girl
Гость Да ладно, все совсем не страшно. Хотя это отнюдь не та критика, которую мне хотелось бы получить (для таких вещей есть бета, а не "с миру по нитке", хотя вот как раз беты у меня и нет)). Меня куда больше волнует вхарактерность героев и верибельность событий, а уж орфографию подправить - дело нехитрое.
Но спасибо за поддержку :sunny: Кстати, фик выкладывается в моем дневнике с опережением на пару глав, так что велкам! (дневник закрытый, и для чтения нужна регистрация на дайрях).

   

Мир Fallout

главная