Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:40 

18 карат невезения Фэйт

Я всегда на стороне беспомощных, безобидных и так заведомо обречённых сил зла!
Название: 18 карат невезения Фэйт
Автор: St_Anita
Категория: Fallout: New Vegas
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: фем!Курьер/Бенни
Жанр: Adventure/Action/ Romance.
Аннотация: Как аукнется, так и ху... в смысле, откликнется.
Статус: закончен



18 карат невезения Фэйт


Чёртики перед глазами председателя Бенни перестали плясать только спустя несколько часов, после того, как мерзавка Хауса испарилась из «Топс», прихватив с собой вместе с платиновой фишкой все, что можно было унести из его сейфа.

Мужчина поморщился и продрал наконец глаза.

Задница, после всех своих злоключений, похоже, онемела. Язык тоже, а во рту противными склизкими сгустками скопилась запёкшаяся кровь. Бенни хотел было сплюнуть, но тут же ощутил, что у него во рту торчит какой-то посторонний предмет.

Зеркало, что висело слева, отчётливо показало ему такую картинку, что у мужчины едва не зашевелились волосы на голове от ужаса. Граната. Натуральная осколочная граната, что повсеместно использовали эти НКР-ские бляди.

Сучка оставила ему напоследок подарочек. Бенни судорожно стал думать, что он может предпринять, оказавшись по уши в таком дерьме. Связанный, униженный и с гранатой во рту, которая на корню пресекает все попытки вызвать охрану. Выплюни он её – и весь его этаж взлетит на воздух к чёртовой матери.

Видимо именно это и замышляла проклятая девка, когда оставляла свой сюрприз. На «Марии» не было глушителя, поэтому Хаустовская блядь, со странным имечком Фэйт, не желая привлекать внимание всех председателей из казино, придумала более изящный выход из ситуации.

У Бенни итак уже затекли руки и ноги, но если он больше не сможет удерживать в зубах гранату…

ТВОЮ СУКИНУ МАТЬ!

Придумать такой идеальный план и так глупо проиграть, польстившись на бабскую юбку. Меньше всего на тот момент он ожидал такой подлянки, ибо девчонка выглядела слишком безобидной и хрупкой, да ещё и без оружия при себе. Ну, кто же мог подумать, что она пронесла с собой ампулу со снотворным? В ближнем бою у неё бы не было против него и шанса, но чёртова сучка оказалась хитрой бестией.

Последующие пять часов он буравил взглядом записку, прибитую к спинке своей кровати, удерживая в зубах гранату.

Бенни!

Меньше всего я ожидала, что ты окажешься таким кретином, по сравнению с которым обколотые Черти просто образец здравомыслия. Если сначала у меня и был какой-то азарт, то после того, как ты купился на мои паралоновые сиськи, он исчез без следа.

Тебе неинтересно не мстить, не убивать тебя же своими руками. Ты просто жалок. Пребываю в ахуе от того, что ТЫ умудрился едва не убить МЕНЯ в Гудспрингсе. С меткостью у тебя такие же проблемы, как и с интеллектом, а Бенни? Ты вообще хоть на что-то способен?

Думаю, нет. Желаю сдохнуть с огоньком.

С любовью, Фэйт.

P.S. Жаль Хаус не сможет по достоинству оценить тот номер, что я с тобой провернула сегодня. Похоже, у него вообще отсутствует чувство юмора.

P.P.S Засунуть платиновую фишку себе в задницу… это было…оригинально.


Ещё два часа прошли за выдумыванием того, что он сделает с Фэйт, когда её поймает. С каждой минутой подробности были всё более кровавыми и изощрёнными, так что увлечённый этим, он прозевал момент, когда Свонк, предварительно постучавшись, осторожно приоткрыл дверь, заглядывая внутрь.

Бенни чуть не выпустил гранату от радости при виде ошарашенной рожи этого идиота, которую отражало ему зеркало на стене. Он связанный и лежащий на животе, сейчас был рад видеть Свонка больше, чем кого-либо в своей жизни.

Должно быть его истерзанная стилетом задница красноречиво дала понять этому глупому радскорпиону, которого он пригрел у себя на груди, что именно тут произошло.

Свонк, наверное, минут пять подбирал челюсть с пола, а затем, наконец, промычал, еле шевеля языком:

- Босс?

Бенни захотелось накричать на него, но он, увы, был лишён даже этой возможности. Телохранитель подошёл ближе, осторожно перевернув своего начальника на спину.

Онемевшую до этого задницу вновь пронзила острая боль, отчего Бенни лишь неимоверной силой воли удержал гранату, чтобы не заорать.

Должно быть, что-то ужасное промелькнуло на его лице, потому что Свонк, как ошпаренный отшатнулся в сторону или это была реакция на гранату?

Бенни выразительно заиграл бровями.

Телохранитель достал нож и стал осторожно разрезать верёвки из его пиджака. Через десять минут всё было кончено, но председатель всё равно боялся пошевелиться.

Наконец, уняв дрожь, Бенни медленно-медленно поднялся. Так же медленно-медленно обхватил гранату, удерживая спусковой механизм уже пальцами, а не зубами. И вынул её из своего рта.

Несколько шагов до окна были для него, как поход голышом через всю Мохаве, набитую под завязку когтями смерти и касадорами.

Свонк повинуясь его кивку, открыл его, и Бенни швырнул гранату вниз, нисколько не заботясь тому, что внизу люди, а точнее компания подвыпивших НКР-ровцев, упал на пол и стал отсчитывать до десяти.

- Блядь, - с чувством выдавил он, тяжело ворочая прокусанным языком, и последовал взрыв.

***


Фэйт, прислонившись к чему-то ранее бывшему фургоном, пыталась закурить, стараясь не обращать внимания на собачий визг и звуки пуль и дроби, царившие вокруг.

Она долго разминала сигарету, прежде чем поднести к ней огонёк зажигалки, которую ей отдали Великие Ханы в Боулдер-Спрингс с напутствием засунуть оную в задницу Бенни.

Задница мужчины уже попадала в поле её видимости и засунуть туда «подарочек» было очень даже возможно, но… зажигалка была красивой, поэтому девушка решила оставить её себе. Трофей, так сказать. И напоминание о том, как она поимела этого расфуфыренного фазана, причём гораздо изящнее, чем он в своё время её.

А ещё она любила красивые вещи. В чем-чем, а в отсутствии вкуса Бенни нельзя было упрекнуть, это уж точно. Если конечно исключить этот ужасный клетчатый пиджак.

Если ей случалось стрельнуть папиросу, она продувала, придерживая мизинцем, и сминала мундштук, Фэйт даже умела курить сигары, а её обращению с трубкой позавидовали бы Пуаро, Холмс и Ширвиндт, о коих она узнала, читая на досуге старые довоенные книги Хауса.

Её не смутили бы и сигареты без фильтра - главное было поджимать губы и не слюнявить кончик. Вобщем, Фэйт только диву давалась своей способности курить. Единственным минусом было то, что, похоже, она конкретно подсела на сигареты, в результате чего у курьера начиналась ломка без оных, похлеще, чем у наркомана. Девушка свято обещала себе, что бросит, каждый раз теша себя мыслью, что этот бычок последний, но…

Кстати о наркоманах.

Девушка, укрываясь за фургоном, похоже, прозевала расправу над псами Вайлит. Какая жалость, сейчас опять начнутся упрёки в её адрес о том, что она «не любит пачкать ручки».

ЭД-Э привычно попискивал где-то за плечом, отстреливая лазером особо прытких пёсиков, в то время как его хозяйка наслаждалась сигаретой. А, тем временем, Кесс занималась ближним боем с шустрыми слюнявыми псами далеко впереди.

Похоже у неё кончились патроны, учитывая как резво она машет бейсбольной битой и остатки самообладания тоже. Буна нигде не было видно - скорее всего, окопался где-то на удобной позиции. Беззвучно падают трупы около Кессиди – единственный признак присутствия его и снайперской винтовки на этой кровавой арене.

Фэйт не любила ближний бой, предпочитая пистолеты. Точнее револьверы. А ещё точнее только своего неизменного магнума «Счастливчик», который она «позаимствовала» в Примме. Он тоже был красивым, как и её зажигалка - с резьбой на стволе и шикарной именной надписью «Laky». Белая рукоятка, с трефовым знаком посредине. Изящный затвор и выемки для пуль.

«Эстет хренов», - говорил ей Бун в сотый раз за всё проведённое вместе время, наблюдая за тем, как она чистит оружие после каждой схватки. Фэйт смотрела на него и улыбалась кончиком губ, бросая короткое, - «Никто не понимает души поэта». Бун лаконично сплёвывал на песок. Дежурный разговор. Командные толки.

Девушка прицелилась, играючи попав твари, подобравшейся к Кэсс сзади в глаз, насквозь прострелив череп. Аккуратный трупек. Не то, что фонтаны крови и мясо на сапогах, в случае выстрела из дробовика в упор, как любит делать её драгоценная напарница.

- ЭД-Э, поджарь вон ту сучку! Только голову оставь целой, пожалуйста, – рука в чёрной перчатке указала в направление хозяйки псов, выскочившей из-за этой кучи дерьма, что у Чертей именуется домом. Робот послушно пиликнул, спилотировав на голову наркоманки за несколько секунд.

Фэйт с довольной улыбкой пронаблюдала горящий зад, на котором вспыхнули шкуры, заменяющие этим дикарям одежду, собираясь нанести контрольный выстрел ей в грудь.

Рычание сзади – послать охраняющего её робота в гущу боя именно сейчас оказалось большой ошибкой, заставило Фэйт интуитивно рухнуть на землю, отчего тварь, прыгнув, пролетела мимо, получив выстрел под хвост секундой позже.

Вайлит же, размахивая руками, бегала по полю боя, отбиваясь прикладом винтовки от ЭД-Э кружившего вокруг неё.

Откуда-то сверху постройки на дроида спрыгнула особо здоровая псина, защищая видимо свою хозяйку-нарку.

ЭД-Э брякнулся на землю вместе с тварью, а взору женщины предстала Фэйт, резво вскочившая на ноги после атаки её покойного пёсика, но, тем не менее, выбитая из своего укрытия.

С криком, который девушка так и не разобрала, наркоманка кинулась прямо на неё. Фэйт недолго думая спустила курок и… «Счастливчик» щёлкнул, извещая о том, что патроны кончились.

- Чёрт! – с досадой воскликнула Фэйт, ловко уклоняясь от столкновения с собачницей, благо в скорости попрекнуть её ещё никто никогда не мог. Возможно, курьер и была слабее самого паршивого рейда с пустоши, но она была намного ловче и быстрее.

Грянул выстрел, и прежде чем Фэйт вообще успела понять, что собственно происходит целая солянка из мозгов и крови брызнула ей в лицо.

- Бун, какого хрена? – нежно обратилась к нему девушка, вынимая из волос кусочек мозгов Вайлит, прикидывая, как сейчас выглядит её аккуратная причёска-пучок. Она так возилась с ней отнюдь не из-за красоты – в пучке отлично прятались многочисленные заколки, которыми курьер пользовалась, взламывая чужие сейфы и вообще все, что плохо лежит в зоне её видимости.

- Пожалуйста, - буркнул снайпер, зорко оглядывая местность в прицел.

Курьер мрачно уткнулась взглядом в то, что ранее было головой Вайлит. Мдя… Назвать эту кучу мяса и волос головой можно было бы теперь лишь с натяжкой. Чёрт. Плакали её крышки. Плакали горючими слезами, а ведь просила не калечить головы!!!

- Твою мать, Бун! Я же сказала не стрелять в голову! – Фэйт пригнулась, поднимая скальпель наркоманки кончиками пальцев в воздух. Чёрные перчатки тут же промокли из-за чужой крови. Чёрт, чёрт, чёрт! – Теперь нам заплатят меньше!

- Слушай, тебя вообще что-нибудь кроме денег в этой жизни интересует? – поинтересовался мужчина.

Что-то Бун сегодня разговорился. Определённо.

- Нет, - огрызнулась курьер, - Остальное можно на них купить.

Фэйт туго завязала вещевой мешок, чтобы не нюхать трупную вонь, что исходила от других голов, предварительно соскребя собачьей миской туда остатки мозгов Вайлит.

- Почти тот же самый риторический вопрос могу задать и тебе, кстати. Тебя что-нибудь кроме Легиона интересует? – сморщив нос, девушка изучала окрестности, непередаваемая вонь которых не могла сравниться ни с чем виденным ею раньше.

- Нет, - Бун напоследок заморозил её своим коронным угрюмым взглядом.

Фэйт вздохнула. Вот зачем она ляпнула про Легион? Теперь он опять заглохнет на три дня, а всё что ей останется это разговаривать с ЭД-Э, то есть почти со стенкой. Хотя после того, как к ним присоединилась Кессиди, она получила почти хорошего собеседника. Почти заключалось в том, что Кесс всегда напивалась под вечер, во время стоянок и спала в обнимку с бутылкой до самого утра.

Фэйт снова вздохнула. Похоже, сегодня она опять будет состязаться в остроумии сама с собой.

А тем временем пора возвращаться в Вегас. Скорее всего заносчивый старпёр уже задолбался ждать, когда она принесёт ему его драгоценную фишку. Фэйт с улыбкой на губах прикинула сколько можно содрать у Хауса за эту маленькую штучку из платины.

***


Приказ Бенни, после того как он облачился в запасной клетчатый пиджак, отдал Йес-Мену очень чёткий и определённый.

- Я хочу знать, о чём разговаривает эта Фэйт. С Хаусом, со своими приятелями, со своими роботами, со своими дружками по койке, со своим любимым котом, с Господом Богом, если она, твою мать, молится перед сном – я хочу знать всё. Слово в слово. Под запись. И чтобы уже с сегодняшнего вечера это было у меня в компьютере. Ты понял, жестяная банка?

Жестяная банка поняла, недаром она всегда отвечала на все вопросы и делала все, что он хочет. У Йес-мена был почти безграничный потенциал в шпионаже за сетью Хауса, поэтому этим же вечером Бенни сидел в своей тайной комнате и прослушивал записи разговоров.

Как выяснилось, Фэйт, поддавшись своей жадности, не торопилась отдавать фишку Хаусу, видимо оттягивая момент для того, чтобы подыскать более выгодного работодателя, но к счастью Хауса, такового не обнаружилось. Поэтому сегодняшним вечером она собиралась волей неволей к нему на встречу, продать тому фишку и получить новые указания.

Из разговоров Бенни выяснил вот что.

Девка путешествовала с командой. Более чем странной командой. Бывший НКР-овец из первого разведбата. То, что накопал на него сикьюритрон, красноречиво говорило о том, что с ним лучше не связываться. Пьяница-ковбойша, по милости НКР просравшая свой караван. Белобрысый докторишка с безкорыстием и отзывчивостью головного мозга. Летающая консерва в форме глаза. Девчонка из Братства Стали. И гуль в количестве одна штука.

Вся эта милая компания обосновалась в президентском люксе Мистера Хауса, и весь вечер скалилась над Бенни, попивая халявный скотч-виски и слушая Фэйт с ее увлекательным рассказом о том, как она стилетом вытаскивала из задницы страшного председателя «Топс», который оказался на деле полным идиотом, платиновую фишку.

Бенни уже хотел было вырубить эти издевательства над самим собой, но когда выяснилось, что подвыпившая девчонка собирается сначала сходить с Кесс в бордель, а уже потом отнести фишку Хаусу, понял, что это его последний шанс.

Гаморра. Придурки из «Омерты», которым он никогда не доверял. Шлюхи и шлюхари. И две бабы, которые собираются там развлечься без всякого прикрытия.

Идеально. Просто идеально.

Кажется, идиотом был как раз-таки не он.

Бенни закурил в темноте, отчего отсветы огня озарили его лицо, которое исказилось кривой ухмылкой. Проклятая Фэйт заплатит ему за всё сполна.

Она ведь не знает, что у него есть Туз в рукаве. Его Йес-мен.


***



- Привет, детка! – прежде чем челюсть Фэйт успела упасть вниз, при виде очень даже живого Бенни у неё почитай перед носом, причём ещё и улыбающегося во все тридцать два, вместо проститута, которого она сняла на ночь, приклад чьей-то винтовки обрушился ей на затылок, и наступила темнота.

А потом она пришла в себя в знакомой комнате. Апартаменты Бенни. Блядь!

Фэйт целых десять минут проклинала саму себя за свою же дурость. Но как он узнал, что она в Гаморре и у неё при себе фишка?!! Как?!

Бенни одним удачным ходом вернул себе и "Марию", и платиновую фишку, а ещё и они вернулись к тому с чего начинали. Дерьмо!!!

Стул был старым и скрипучим, с прямой спинкой и судя по всему из дерева. Запястья Фэйт привязаны к его задним ножкам, ноги к передним. Почти намертво, отчего конечности курьера онемели, а верёвка изранила кожу до крови.

Фэйт чисто механически напрягла мускулы в надежде немного ослабить узлы. Эффекта, как и ожидалось, последовало ноль. Даже такому кретину, как Бенни хватило мозгов во второй раз быть осторожнее. Хотя кретину ли? После такого «сюрприза» поневоле пересмотришь свои взгляды на мир.

Девушка сильно сомневалась, что сможет самостоятельно выпутаться из этой переделки. Если уж тебя связали на совесть, то ты так и просидишь, пока тебя не соизволят освободить.

Проблема Фэйт была в том, что отпускать её никто не собирался. Курьер не была дурой, прекрасно осознавая, что зная то, что знает она, Бенни просто жизненно необходимо её пристрелить, пока она не настучала про него очень даже живого, Хаусу .

В данный момент, она сильно удивлялась, почему собственно ещё жива. На месте Бенни она бы давно отправила её на тот свет. Прогнозы были неутешительными: прежде чем председатель это сделает, он отомстит ей за все пережитые в своём номере унижения.

Небесные дали откладывались на «пока». Фэйт стала судорожно соображать, как вылезти из этой жопы, в которой она очутилась по милости Кесс, виски и того, что она недооценила Бенни.

Девушка стала пытаться ослабить узлы, пока Бенни не просёк, что она очнулась. Пятнадцать минут показались ей вечностью - узел ослаб! Но она так и не упела...

В дверном проёме возник Бенни.

- Бенни, ну и как твоя задница? Не болит? – с милой улыбкой на губах поинтересовалась Фэйт, едва его завидев, чтобы отвлечь мужчину от верёвок на которые он подозрительно покосился.

- Детка, не пытайся меня разозлить, я всё равно не убью тебя быстро, - широко ухмыляясь, сообщил ей председатель, зажигая сигарету.

Ну, отлично. Сейчас пойдёт пытка куревом. Фэйт усилием воли поборола желание молить о пощаде в виде одной затяжки напоследок. Она не курила уже несколько часов. Но она, чёрт возьми, не доставит Бенни удовольствия своей мольбой о сигарете.

- Дорогуша, в том, что я тогда пристрелил тебя на кладбище, не было ничего личного. Просто бизнес. Мне нужна была фишка и мне не нужны были свидетели, смекаешь?

Твою мать, Бенни сейчас ухмылялся, как чеширский кот, словно каким-то невероятным образом знал о чувствах, что она испытывала при виде зажженной сигареты прямо перед своим носом.

- Конечно, смекаешь, такая сообразительная крошка должна это понимать, - продолжал он, медленно расхаживая вокруг стула с удовольствием затягиваясь и выпуская струи дыма ей прямо в лицо, - Так вот, а теперь это личное.

- Ой! Кажется, мне тогда всё же удалось задеть чью-то гордость, - Фэйт бы захлопала в ладоши, не будь она связанной, - Должно быть раньше, Бенни, никто не пытался отрезать твои бесстыжие яйца, раз ты воспринял всё это так близко к своему председательскому сердцу.

- Детка, я же уже говорил: не пытайся меня разозлить, - мужчина потрепал её по щеке, заставив Фэйт рассерженно зашипеть.

Бенни снял пиджак, и чёрная кобура от «Марии» зловеще выделялась на фоне белой рубашки. Помимо всего прочего к амуниции председателя прибавилась ещё одна любопытная деталь – нож.

Потушив сигарету о компьютерный стол, мужчина стал вертеть его в пальцах, явно делая упор на её нервы. То же блин – напугал ежа голым задом. Рукоять и лезвие почти сливались в одно сверкающее пятно. На минуту Фэйт даже залюбовалась ловкостью его рук, у неё так никогда не получалось, но только на минуту.

- Не думала, что ты владеешь ножом, Бенни, - голос Фэйт прозвучал так спокойно и отстранённо, что она сама подивилась этому, учитывая то, что этим ножом, похоже, собираются резать именно её.

- Детка, у меня много талантов, знаешь ли, - хмыкнул этот скалящийся ублюдок, и его белозубая улыбка стала ещё шире.

Курьера не пугала ухмылка Бенни. Она бы очень обрадовалась, если бы он, как чеширский кот исчез целиком, оставив только её, но, увы, это было невозможно.

- Но меткость явно не один из них, - снова попыталась съязвить Фэйт, но Бенни только засмеялся, лающим таким смешком.

- В этот раз я для подстраховки отделю твою очаровательную головку от тела, детка. Я, знаешь ли, учусь на своих ошибках…

-… что просто удивительно, - мрачно подытожила девушка, с преувеличенным вниманием разглядывая противоположную стенку. Её начинала бесить гадкая ухмылка Бенни. Сейчас он был похож на довольного кота, пережравшего чего-то жирного.

Из нирваны безразличия к окружающему Фэйт вернуло прикосновение ножа к её щеке. Его кончик проскользил по скуле, плавно очертил губы, а затем, спустившись ниже, остановился на шее.

Бешено бьющаяся жилка выдавала всё деланно-напускное безразличие курьера с потрохами, а когда этот сукин сын порезал её, совсем чуть-чуть, заставив струйку крови маленьким ручейком стечь в ложбинку между грудями, Фэйт почувствовала, что ей становится по-настоящему страшно.

Бенни, прежде чем её убить, собирался проделать с ней, то же самое, что она тогда с ним. На что же он собирался заменить кастрирование, которое она так и не успела совершить с ним, интересно? Да, Фэйт, именно на это.

Ей оставалось только сжать зубы со злости, почти до хруста. Мало того, что этот ублюдок её поимел, так он, похоже, собирается сделать это ещё и физически. Дерьмо, дерьмо, дерьмо!!!

Бенни поцеловал Фэйт, засунув свой язык ей в рот. Первой мыслью было его цапнуть, но девушка быстро поборола её, потому что для того, что она собирается сделать ей нужно, чтобы мужчина прижался ближе. Отвечать она на него тоже не стала – Бенни, как выяснилось, не дурак, не поверит и быстро просечёт, что она что-то задумала.

Фэйт старалась как могла, ослабляя верёвки.

Девушке оставалось только делать безучастный вид, стараясь не содрогаться от омерзения, чтобы не доставить этому подонку такого удовольствия.

Когда Бенни легонько куснул её губу, Фэйт зашипела ему в лицо, и этот придурок снова засмеялся.

Курьер мотнула головой, добившись этим только того, что мужчина поймал зубами её нижнюю губу и снова укусил её.

Во рту появился привкус собственной крови – солёной и дурманящей, отчего Фейт пропустила момент, когда ладонь председателя легла ей на затылок, не давая больше трепыхаться, и этот ублюдочный сукин сын всерьёз занялся её ртом.

Бенни явно думал только о своём удовольствии, хотя с какого простите хрена, ему нужно было думать и о ней тоже? То, что этот козел, должно быть, считал страстным поцелуем, больше напоминало терзание её губ и языка. Кровь попадала и на его губы тоже, и похоже Бенни начал заводиться из-за этого ещё сильней.

Пощипывания, покусывания и откровенно сосание её крови, которая изукрасила подбородок в красный цвет, стекая с прокушенной губы, прекратилось так же внезапно, как собственно и началось.

- Тварь! – взвыла Фэйт, - Ты меня тяпнул, извращенец!

Карие глаза Бенни смотрели на неё насмешливо, мутно, затуманено. С нижней губы его упала на белоснежную рубашку алая тягучая капля. Кровь. Её кровь.

Девушка хотела коснуться пострадавшей губы, но дернувшись, вспомнила, что привязана.

- Будь проклят, сукин ты сын!

Бенни в ответ красноречиво и лаконично облизнулся.

В истерзанных губах Фэйт пульсировала боль. Укус, укус, этого сукина сына!!! Её аж скрутило от возмущения, отвращения и страха одновременно. Хотелось вырваться из верёвок и вцепится этому ублюдку в горло. В буквальном смысле.

- Ты хоть знаешь, сколько у человека во рту микробов, ублюдок?!

Чеширская улыбка Бенни переросла в откровенно пугающую.

- Нет.

Когда он снова сделал несколько шагов к ней, курьер едва подавила панический вопль. Ей хотелось совершенно по-детски завизжать, ведь тёмные глаза Бенни, которые сейчас отчётливо походили на змеиные, явно не сулили ей ничего хорошего.

Мужчина достал из брюк шприц.

- Знаешь что это, детка? - Бенни помахал предметом из стороны в сторону.

- "Психо", придурок, - ответила курьер.

Бенни нахмурился, ожидая видимо хоть какого-то эффекта.

- Когда я вколю тебе его, сахарная моя, - председатель снова заулыбался, - Ты станешь покладистой и нежной, эта наркота сразу же выбьет из тебя всю дурь и завяжет узелком твой острый язычок...

К облегчению Фэйт Бенни прошёл мимо, доставая из комода бутылку со скотч-виски, а "Психо" сново запрятав в карман. Сделал глоток. Опустил бутылку на стол, что стоял рядом. И снова заухмылялся.

Пока Бенни состязался с ней в остроте взгляда, карие глаза против льдисто-голубых, Фэйт пыталась ещё больше ослабить правый узел.

Бенни встал над Фэйт, подойдя к ней почти вплотную, отчего его плоский живот стал вырисовываться как раз напротив её лица. Рубашка председателя воняла каким-то довоенным одеколоном, что вперемешку с табаком пахло просто убийственно.

Фэйт отдёрнула голову.

- Неужели ты не доставишь мне такого удовольствия, а детка? - поинтересовался он с нехорошей улыбкой.

- Могу поблевать на твои пижонские штаны, раз ты так настаиваешь, но ничего больше, - с каменным лицом ответила курьер и задёргалась в верёвках. Ещё один сильный рывок и есть надежда, что правая рука развяжется.

Проблема была в том, что у неё будешь всего лишь одна свободная рука, а у Бенни две плюс нож и "Мария".

Бенни плюхнулся к ней на колени (придурок!!!), придавив своей тушей девушке ноги. Теперь Фэйт уткнулась носом ему в грудь, а проклятый председатель стал играть с её волосами. Затем прижался губами к её шее с правой стороны и стал её покусывать; в одной руке он держал нож, а другой поглаживала её грудь.

Сейчас или никогда - Фэйт снова дёрнулась, но Бенни не обратил внимания на её трепыхания. Правая рука освододилась! Девушка стала двигать ею наощупь по столу, а затем обхватила ей бутылку.

Бенни и пикнуть не успел, как получил ей по башке и вырубился.

- Лох похотливый, - изрекла Фэйт, взяв свободной рукой упавший на колени нож и разрезая им свои верёвки.

***


Бенни пришёл в себя, как раз когда она, уже развязанная, пыталась вынуть у него из кобуры "Марию", чтобы его же ей и пристрелить. Платиновая фишка была зажата в руке девушки, она как раз успела извлечь её из внутреннего кармана пиджака этого придурка.

В этот раз Бенни не стормозил...

Фэйт яростно ругалась, пытаясь вырваться. Бенни же демонстрировал просто чудеса ловкости и силы, которых она от него никак не ожидала, и они вместе шлёпнулись на пол.

Проклятый председатель навалился на неё всей своей тушей, придавив к полу. Бенни крепко стиснул руку девушки и сжимал её до тех пор, пока что-то не хрустнуло, и запястье тут же онемело, выпуская его нож, который с грустным «дзинь» упал на пол, вместе с фишкой.

Чёрт бы её побрал! Почему она его не прирезала! Что за идиотская привычка не пачкать кровью ручки!!!

Поняв, что она опять проиграла, Фэйт поменяла линию поведения. Она расслабилась, словно бы признавая неминуемое поражение. Почувствовав это мужчина ослабил свой захват, но не настолько, как того бы она хотела.

Но большего ей сейчас и не требовалось.

Каждая мышца её натренированного Пустошами тела напряглась, она извернулась и сбросила с себя этого ублюдка. Бенни откатился в сторону, но вывернутого под неестественным углом запястья так и не выпустил.

Фэйт никогда не отличалась особой какой-то стойкостью по отношению к боли, но адреналин и злость заглушали сейчас её.

Девушка вскочила на ноги и пнула мужчину чуть повыше локтя, с внутренней стороны его руки. Бенни хотел он того или нет, невольно разжал пальцы, а его пленница, получив долгожданную свободу рванула со всех ног к двери, подобрав упавшую фишку, понимая что в ближнем бою у неё нет никаких шансов с ним справиться.

Однако Бенни быстро пришёл в себя. Он прыгнул вперёд, поймав её за лодышку. Девушка растянулась на полу, снова выронив подобранную ей фишку.

Озлобленная, разъярённая и пышущая ненавистью, она лягнула его свободной ногой. Удар пришёлся Бенни в челюсть, в которой что-то отчётливо хрумкнуло. Отпустив добычу, председатель цветисто выругался.

Фэйт быстро перевернулась на спину и рывком поднялась с пола. Бенни в нескольких шагах от неё осторожно ощупывал челюсть.

Однако ублюдок и не думал сдаваться. Молниеносно выпрямившись, словно он на самом деле был гадюкой, мужчина бросился на Фэйт, вместе с ней рухнув на пол. Парочка покатилась по ковру, молотя друг друга кулаками.

- Пока, сладенький, - Фэйт, ухмыльнувшись улыбкой победительницы, она всё-таки вытащила во время драки из его кобуры пистолет, нажала на курок «Марии».

Из дула пистолета, прижатого прямо ко лбу Бенни, раздался хлопок.

9-мм «Мария» была не заряжена.

Именно в этот момент Фэйт поняла, что предвидевший такой исход из десятка возможных, Бенни специально не зарядил своё оружие, догадываясь, что в случае сопротивления сможет справиться с пленницей и в рукопашной, но 9 мм пистолет всё же оставил у себя, для острастки…и ложной надежды. Проклятый Бенни всё заранее продумал! Он просто играл с ней!

«Он не идиот», - успела подумать Фэйт, когда на её левую скулу обрушилась оглушительная пощёчина. «Мария» выпала из ослабевших рук, а Бенни, схватив курьера за волосы, швырнул её в стенку.

Фэйт ударилась виском, отчего перед глазами заплясали в захватывающем танце звёздочки. Несколько минут она с трудом понимала, что собственно происходит – лишь то, что кто-то, вцепившись в аккуратный пучок с собранными в него волосами, тащит её куда-то, волоча за собой, как мясник тушу брамина.

Ну, кто это мог быть? Разумеется, Бенни!

Фэйт собрала последние силы, готовясь к боли мотнула головой, отчего не ожидавший подобной гадости мужчина споткнулся, а затем пружинисто вскочила на ноги. Боль оглушила её обжигающей волной – в руке Бенни остался клок выдранных волос.

Заколки, удерживающие кулёк, посыпались на пол, а чёрные волосы Фэйт неряшливо растрепались, спадая чуть ниже плеч.

На этом везение Фэйт и закончилось. Новая пощёчина, вернее хук в челюсть, снова поверг её наземь, и девушка упала на живот.

Бенни, усевшийся сверху, завёл её руки за спину. Что-то щёлкнуло. Наручники!!!

- Ублюдок!!! – взвыла Фэйт, - Что б ты когда-нибудь мучительно сдох на кресте Легиона! Ненавижу тебя, ненавижу!

Она так и кричала это, пока председатель закидывал её себе на плечо. Прокусанная губа начинала припухать, голова болела, выкрученное запястье ныло, а щека, по которой её хорошенько отметелил Бенни, онемела.

- Что, детка? Не нравится когда уже тебя «имеют» по полной программе? – это торжество, веселье и чуточка злорадства в голосе мужчины заставила её в буквальном смысле озвереть, - Это были твои 18 карат невезения, Фэйт, - Бенни впервые назвал её по имени, шипяще растягивая его, словно пробуя на вкус.

Сходство со змеёй у него при это было 100%.

Бенни, пронеся её к кухонному столу, «нежно» приласкал её спину о него, отчего Фэйт едва не заорала. Больное запястье, окольцованное наручниками, приняло на себя почти весь удар.

Возможно, руки ей и не помогут, но ноги по-прежнему свободны. Надо только дождаться, когда этот похотливый ублюдок попробует развести сцепленные колени. То, что Бенни сначала её трахнет, а уже потом убьёт, она после этой «игры» нисколько не сомневалась.

Одновременно в голове Фэйт оформился план того, как она сможет избавится от наручников. Едва Бенни приблизился к ней, девушка подобрала под себя колени, заставив его губы изогнуться в кривой ухмылке, которая тут же пропала, когда он понял, что такую позу его пленница выбрала не для защиты от насильника, а чтобы нанести ему пружинистый удар в пах.

Надо отдать должное Бенни, он понял это быстро, и спас свой член и яйца, молниеносно отскочив вправо. План «А» провалился, но план «Б» сработал. Перед этим действом, изогнувшись, Фэйт пронесла согнутые колени через скрученные руки в наручниках.

Теперь она поменяла их расположение, но до освобождения было ещё далеко.

Проклятый Бенни снова возникший из неоткуда, не дал ей осмотреть замок на них так внимательней, как она хотела бы.

Проворонившая его появление Фэйт встала перед фактом того, что намного превосходивший её в силе председатель, снова засветил ей пощёчину, по той же щеке в которую бил ранее. Боль заставила девушку потерять нить реальности, а мужчина, воспользовавшись этим, резко развернул ее на живот, крепко прижимая к столу.

Сука проклятая! Быстрая и хитрая!

Бенни за несколько секунд ликвидировал последующие попытки ударов ногами, а также свел на ноль её трепыхания с наручниками, которые снова оказались, заблокированы - с одной стороны столом, а с другой её телом.

Он же её сейчас трахнет, твою грёбаную мать! Цинично оттрахает, удовлетворяя своё извращённое чувство мести!

- Бенни, похотливый ты сукин сын! – взвыла Фэйт, - Вегаская блядь! Чтоб ты сдох в мучениях, сука!

Удерживая девушку своей привалившейся тушей на месте, а правой рукой схватив её за волосы, слегка приподнимая над столом, Бенни свободной левой разорвал ей рубашку, вырвав этим действом к чёрту все пуговицы, которые посыпались на стол.

Фэйт, чтоб хоть как-то облегчить свои страдания, воспользовавшись этим, вытянула заключенные в наручники руки на столе.

Бенни, тем временем, варварски расправился с лифчиком, обнажая её грудь.

- Что никак не можешь забыть мои шикарные сиськи второго размера, сволочь? Я думала тебе больше нравился мой псевдочетвёртый, которым я тебя надула в прошлый раз, тварь ты председательская! – все, что ей сейчас оставалось - это рыть землю копытом, фигурально выражаясь.

Фэйт предприняла очередную попытку трепыханий, но когда Бенни шепнул ей на ухо «Детка, борьба только возбуждает меня ещё сильней», ей захотелось сдохнуть на месте со злости.

Действительно, все эти бодания задницей в его пах и не могли вызвать ничего другого.

Бенни по идее не обязательно было раздеваться – вынул член из штанов и вперёд. Поэтому, когда проклятый мерзавец задрал её юбку (какого хрена идя в «Гаморру» она одела довоенный костюмчик Хауса?!) и одним движением руки разорвал её нижнее бельё – Фэйт окончательно поняла что попала.

- Да расслабься же ты, чёрт возьми! – громко ругался Бенни, у которого похоже никак не получалось добиться чего-либо существенного с брыкающейся, как лошадь Фэйт.

- По-твоему я должна была возбудиться от мордобоя с тобой, придурок? – голос девушки наоборот был тихим и ядовитым, - Или у тебя и тут с меткостью проблемы, а Бенни?

Ответом ей был укол стимулятора в бедро.

- Что там творишь, ублюдок?! – взвыла Фэйт, не понимая нахрена это было нужно делать. Почти рядом с ней приземлилась использованная ампула с «Психо», та самая которой Бенни угрожал ей, будучи привязанной к стулу и о которой она забыла в горячке боя с ним же.

- В других обстоятельствах я бы не стал этого делать, - словно бы оправдывался Бенни, ну, разумеется, это было только притворство, но, тем не менее, - Но похоже это единственный способ успокоить тебя, буйную, детка. Да и убить после того, как я развлекусь легче.

В ответ он получил солянку из изощрённых ругательств, в который Фэйт помянула всех его предков, его самого, его казино и его член.

- Ждать пока подействует, я тоже не буду, куколка, - Бенни вцепился ей в волосы, прижимая спиной к себе, а свободной рукой раскручивая её соски.

- Убью! – орала Фэйт, - Богом клянусь, я тебя убью!

«Психо» тем временем начинал действовать, и она почувствовала, как тело начинает обмякать под тушей Бенни. Фэйт не баловалась с наркотиками, поэтому сейчас ощущала на себе всю прелесть первой дозы.

А потом проклятый сукин сын вошёл в неё. Резко, грубо, отчего Фэйт прокусила свою итак уже настрадавшуюся нижнюю губу насквозь.

Бенни был так любезен, что не предоставил ей даже времени, чтобы привыкнуть к нему внутри себя, и сразу же начал быстро двигаться. Хотя собственно, кто тут бы подумал о её удовольствии? Бенни, такой Бенни. Как всегда думает только о себе.

Перед глазами уже всё плыло, каким-то не затуманенным уголком сознания Фэйт понимала, что если сейчас отдастся внезапно возникшему ощущению безграничного счастья и любви к ближнему своему, то больше в себя она так и не придёт.

Мужчина трахнув пристрелит её, как бешеную собаку. Во-всяком случае на его месте она бы сделала именно так. Да, именно в таком порядке.

Бенни, который, кажется просёк то, что «Психо» подействовал, как по волшебству отпустил её волосы и теперь обе его руки схватили её груди, больно сжимая их и теребя соски. Движения его становились всё жестче, от каждого толчка тело Фэйт дёргалось, как у эпилептика.

Девушка протянула, сцепленные наручниками ладони к голове, вернее к тому, что осталось от её причёски, в которой она прятала заколки для взлома. Большая их часть потерялась ещё в гостиной, но несколько торчали, запутавшись в растрёпанных чёрных волосах. Она чувствовал их, во всяком случае, надеялась, что это был не глюк от наркотиков, которые кровь разносила по телу.

«Давай, Фэйт, ты сможешь!»

Рычание Бенни, только подгоняло её, впрочем, как и приятные ощущения внизу живота. Фэйт бесилась и начинала получать удовольствие от того, что он её насилует одновременно.

Тонкие длинные пальцы курьера вынули из волос заколку. Поднесли её к замку наручников, невзирая на боль в вывихнутом запятье, но тут чёртов Бенни в порыве своего удовольствия снова всё испортил.

Ему, видите ли, приспичило снова схватить её за волосы, да так что он чуть не свернул ей шею, поворачивая голову Фэйт таким образом, чтобы ему было удобнее поцеловать её в губы.

Поцелуй Бенни свёлся к тому, что он снова тяпнул её в больную губу, присосавшись к ране на ней, словно этому извращенцу нравился вкус её крови. На это раз Фэйт не стала нежничать. Она куснула Бенни в ответ, в результате чего ей волей неволей пришлось приоткрыть рот, чем тот незамедлительно и воспользовавался.

Хитрый сукин сын!

Когда он отпустил её, Фэйт снова грохнулась мордой об стол, но слава всем богам заколка при падении не выпала из её цепких пальцев. Ей потребовалось несколько секунд, замок щёлкнул в такт сопению председателя и наручники рухнули на стол.

… Бенни этого даже не заметил.

Фэйт испытала лёгкое искушение оставить всё как есть и дать Бенни сковородкой по башке, когда он кончит, но здравомыслие взяло вверх над удовольствием и наркотой с её любовью ко всему, что движется.

Секунда и довольная рожа Бенни познакомилась с чугуном. Увы, мужчина так крепко вцепился в неё, что Фэйт стала падать на пол вместе с ним, поэтому, когда председатель приземлился на спину, вытянув ноги, курьер оказалась на нём чуть ли не в позе наезницы.

И вот на этом моменте мозги окончательно сдали перед наркотой.

- А теперь моя очередь! – безумно хихикая, сообщила ему девушка, но Бенни сейчас пребывал не в том состоянии, чтобы её понять. Она, упираясь руками в грудь мужчины, задвигалась на нём, в результате чего добилась всё-таки удовольствия для себя любимой, которое сладкой истомой разлилось по низу живота.

- Ну, давай приходи в себя Бенни-Менни! – Фэйт потрепала мужчину по щеке, - Ку-ку!

Стоило ему только продрать глаза, которые смотрели на курьера весьма удивлённо, как девушка задрожала от возбуждения, а затем снова начала двигаться на нём, раскачивая своими бёдрами взад и вперёд.

Бенни был типичным мужиком, более того, он был бабником, а ещё имел дурную привычку вырубать мозги в оффлайн во время секса, поэтому про фиаско со сковородкой он тут же временно забыл. Потом он конечно об этом вспомнит, но сейчас Бенни хотел только продолжения.

Фэйт пребывала в состоянии безграничной эйфории. Мир перед глазами играл розовыми красками, а она сама буквально лопалась от любви к единственному живому существу рядом, то есть к Бенни, стараясь сделать приятное не только себе, но ещё и ему.

«О, розовые пони!», - пробормотала она в его ухо, увеличивая их лихорадочный темп, когда Бенни стиснул ее ягодицы. Рука Фэйт обвилась вокруг шеи председателя, прижимая его ближе, а другая растягивала пуговицы на его рубашке, желая добраться до его голой кожи.

Бенни, не находясь под наркотой, что удивительно, умудрялся изрекать более олигофренские вещи, нежели Фэйт, над которыми та пьяно хихикала, продолжая с ним трахаться.

Одной рукой мужчина массировал ее правую грудь, быстрыми и резкими движениями, дразня сосок. Другой притянул голову Фэйт к своему лицу, в результате чего, наконец, получил поцелуй с участием второй стороны, которая находясь уже несколько часов без так вожделенной сигареты, восприняла это более чем благосклонно.

Вкус сигар и спиртного устраивал Фэйт, поэтому она присосалась к его рту, как пиявка, проделывая с языком Бенни такие вещи, словно председатель был её возлюбленным, а не врагом, которого надо срочно убить.

По спине Фэйт прошла волна одуряющих мурашек, тело напряглось. Девушка сделала ещё парочку резких движений на Бенни, который снова обхватил своими руками её бёдра.

Последний рывок, и они застыли, наслаждаясь окончанием этого безумия.

Фэйт рухнув Бенни на грудь, пыталась отдышаться. Он тоже тяжело дышал, так и не отпустив её бёдра, отчего отходящий от наркоты разум Фэйт, мрачно подумал о том, что на них останутся отпечатки от его ногтей.

Девушка чувствовала себя так, словно какой-то странный туман перед глазами медленно рассеивается, чувство всепоглощающей любви тоже, уступая место рассеянности и вопросам того, что собственно тут произошло.

Бенни со своим «Психо» не учёл только одного: Фэйт поставила себе совсем недавно регенерирующий имплантат. Должно быть, именно он так резво привёл её в чувство и план «оттрахать и убить» начинал проваливаться.

- Твою мать! – взвыла Фэйт, выдав то, что пришла в себя, отчего расслабленный Бенни под ней тут же превратился в гадюку, готовую к броску.

Их головы синхронно повернулись к валяющейся чуть поодаль «Марии». Бенни рванул первым, сбрасывая с себя Фэйт, словно минуту назад ничего такого и не было, и вообще она мешок гнилой картошки.

И тут же поплатился за это, споткнувшись о любовно подвёрнутую под его ноги подножку.

Поэтому Фэйт успела до «Марии» первой. Только схватив, её она поняла, что чёртов пистолет, пока они трахались никто так и не зарядил - снова попавшись на пафосное «Пора подыхать, Бенни» и пук вместо выстрела.

Ладно, то, что они оба забыли, что пистолет не заряжен можно было свалить на секс.

Разъярённая девушка, схватила за ствол «Марию» и, размахнулась, угодив изукрашенной рукояткой, не ожидавшему ничего подобного Бенни, прямо в лоб.

Эффект был просто удивительным. Бенни, словно подбитая птица, рухнул на пол, но, к сожалению не вырубился. Зато у него будет шишка. Здоровая такая шишка.

Фэйт, нет, стрела, набирающая скорость, понеслась прочь из кухни, прихватив на ходу со стола нож Бенни и платиновую фишку, так неосмотрительно оставленную рядом с ним же.

Должно быть это было грёбаной последней каплей для председателя. Когда мужчина поднялся на ноги (Фэйт тем временем преодолела половину расстояния до выходной двери) на его лице не было ничего человеческого.

Гадюка, натуральная пустынная гадюка. Сейчас он напоминал ей рассерженную змею, приготовившуюся к завершающемуся броску и пофиг, что спали вместе.

Фэйт, находясь на грани истерики, распахнула дверь. Нос носом столкнувшись со Свонком. В этот раз Бенни, блядь, действительно был умным!

Фэйт не хотела умирать. Но лучше пусть её при побеге пристрелит телохранитель этого урода, чем он сам. Она не доставит Бенни такого удовольствия! Хватит его с него!

- Привет, Свонк! – злобно прошипела Фэйт ему в лицо и вогнала нож тому в низ живота. Пора уже изжить, нахрен, свои привычки с "непачканьем ручек"!

По рукоять. Кровь хлынула и залила девушке руку. Свонк так и не успевший отреагировать, глядел на неё стекленеющими глазами.

Затем он упал, и под тяжестью его тела нож вспорол живот мужчине снизу доверху. Девушка машинально вынула нож и на пол посыпались сизо-розовые кишки.

Не теряя времени даром, она выхватила его пистолет из кобуры и выстрелила в бегущего за ней Бенни. Тот упал на пол. Фэйт так и не поняла, был ли это уклонительный манёвр или она в него попала.

Курьер, не оборачиваясь, понеслась по коридору к лифту, сжимая в окровавленной ладони платиновую фишку, стараясь уйти из зоны выстрелов телохранителей Бенни, рванувших за ней, но почему-то ещё не открывших огонь.

Приказ «не убивать» Бенни-то ещё не отозвал! Так что её сейчас просто ловили. Фэйт зря обрадовалась этому, поправляя свою юбку на бегу. Потому что выскочивший из своих апартаментов очень даже живой Бенни, с выражением лица «убьювсехнах» заорал своим людям:

- Что вы за ней гоняетесь, придурки! Убейте её!

«Сволочь! Переспал, и уже убейте!» - возмутилась Фэйт, сворачивая за угол, как-то забыв о том, что она сама пыталась за это время убить его миниум дюжину раз.

- Но, босс, вы же тогда сказали не убивать! – возразил ему какой-то бугай, с выражением полного идиотизма на лице.

- Вот именно, что тогда, тупица! – послышался выстрел и что-то упало. Что-то подозрительно похожее на труп. Этот характерный звук Фэйт хорошо знала. Сама так делала не раз.

Первое дерьмо заключалось в том, что сиё действие Бенни быстро сделало всех оставшихся председателей умными и шустрыми. А второе в том, что он, похоже, перезарядил свою «Марию» с твёрдым намерением её, Фэйт, убить.

Курьер пообещала себе, что если останеться в живых, то Бенни пожалеет о том дне, когда родился на божий свет. Она, твою мать, заключит сделку с самим Дьяволом, лишь бы этот сукин сын сдох. Медленно и мучительно.

@темы: фанфик, fallout new vegas

Комментарии
2011-04-28 в 15:29 

Рене Гленморильская
will allein sein, nur noch allein sein, ich will allein sein, lasst mich raus aus eurem Spiel
Класс, мне очень понравилось!))

2011-04-28 в 15:52 

Row Row Fight The Power!
Ну, ты же знаешь - :squeeze:

   

Мир Fallout

главная