Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:26 

Alea jacta est

Емелюшка
Как водится. все права принадлежат тому, кому принадлежат и т.д. и т.п.

Alea jacta est


Платиновая фишка, крутясь, взлетала и снова падала в подставленную ладонь. Вверх-вниз, серебристые отблески разлетались в стороны.
-Спрячь. – Сказал Бун. – Бликует.
Вряд ли в лунном свете можно увидеть изумленный взгляд, но, похоже, молчание само по себе оказалось красноречивым.
-Если бы я на тебя охотился… скажем, вон с того холмика, этого блика хватило бы.
-Да кому нахрен сдалось охотиться?
Фишку я все же убрала. Пусть у Буна и паранойя, вон, даже костер разводит так, что в пяти метрах не видно, но незачем попусту нервировать человека, который честно тебя защищает. Думать можно и так. Тем более, что ни до чего хорошего додуматься не получалось, хоть тресни. Подбросить бы ту же фишку вместо монетки. Орел – Хаус, решка – НКР, встанет на ребро – Йес-Мэн.
А зависнет в воздухе – Легион. Черт бы, с ней, с гуманностью, но как вообще работать с этими ребятами? Они говорят о чести, долге и доблести, но все это распространяется лишь на равных, а «варвары и плутократы» с пустоши равными быть не могут. На довоенной автостанции недалеко от Ниптона, вырезанного легионом, я как-то нашла дневник мэра этого городка. К нему пришел человек и предложил восемь тысяч крышек за то, чтобы тот заманил в ловушку НКР и подрывников, стравив их у города. Потом придет Легион, добьет тех, кто победит и настанет благодать. Мэр сделал то, что от него хотели.
Благодарность Легиона не знала границ: они выпустили из города живым и невредимым аж одного человека. Дабы рассказал остальным, как надо бороться с ворами и взяточниками. Самым везучим отрубили головы, чуть менее везучих угнали в рабство, остальные снились мне несколько недель после того, как заглянула в городишко. Надо быть вовсе безумной, чтобы связаться с такими работодателями.
Никому не пожелала бы оказаться в центре интересов трех влиятельных группировок, претендующих на власть над миром. И выбрать никак не получалось. Нет, не потому, что страшила месть тех, кому откажу. Отомстить мне и без того хотела минимум половина обитателей пустоши, парой сотен больше, парой меньше… Другая половина готова была носить на руках, но и это скорее напрягало, нежели радовало. Невозможно что-то решить, когда катастрофически не хватает информации. Именно поэтому я который месяц тянула, изворачиваясь что есть сил – куда там Труффальдино из Бергамо. Благо, до сих пор их интересовало одно и то же. Переманить на свою сторону племена вокруг Вегаса, либо нейтрализовать любым способом. Что ж, я и переманивала. На свою сторону.
Нет, власть мне не нужна даром. Если понадобится, могу даже доплатить тому, кто избавит от подобной перспективы, а заодно и мук выбора. Но «нейтрализовать» способна и обезьяна с гранатометом, а я, смею надеяться, поумнее обезьяны. И стрелять не люблю. Умею, но не люблю. Крайне неприятное дело – латать дырки в собственной шкуре, а пальба редко без этого обходится. Так что пришлось улыбаться и говорить, говорить, говорить. Узнать, что надо племени и по каким причинам это «что-то» они не могут получить и принести им на блюдечке с золотой каемочкой. На пустоши не бывает бескорыстной помощи. Мои мотивы тоже не отличались бескорыстием, но большинство не видит дальше крышек, секса или наркоты, а меня не интересовало ни то, ни другое, ни третье, и когда до людей это доходило, эффект оказывался сногсшибательным. Если очень постараться, можно и стать своим человеком в замкнутой группе, и заручиться лояльностью. Но каждый раз в итоге выходило, что импонировала им моя персона, а не интересы какой-то группировки. В самом деле, это ж не руководство НКР чуть не утопилось, прицепляя понтоны к бомбардировщику на дне озера. И не Хаус обнаружил людоедов, затесавшихся в компанию, претендующую на элитарность (как я, общаясь с этими надутыми снобами никого не убила, сам до сих пор не пойму). И не… впрочем, боссов Омерты я застрелила до того, как узнала, что это тоже входит в зону интересов личностей, претендующих на геополитическое доминирование. Сунула любопытный нос чуть глубже, чем стоило, ну и… Жить-то хочется.
Словом, я отчетливо понимала, что нужно сделать и как, но два главных вопроса – зачем и для кого - никак не давались. Заглянуть, что ли, к доктору Усанаги, глядишь, и расскажет, какие такие скрытые потребности и непроработанные травмы заставляют меня носиться по Мохавской пустоши, изображая помесь Талейрана с матерью Терезой. Нормальный человек давно бы все бросил и сел дома проедать и пропивать заработанные крышки: на несколько лет спокойной жизни точно хватит. Впрочем, не уверена, что можно назвать нормальным человека, который совершенно не помнит своего прошлого.
-Что происходит? – поинтересовался Бун. – Ты молчишь вот уже неделю, открывая рот разве что по необходимости. Не то, чтобы мне не хватало бессмысленного трепа или назойливых вопросов, но это на тебя не похоже.
Я пожала плечами:
-Думаю.
-И потому мы третий день не движемся с места?
-Если так хочешь, завтра сдвинешься. В направлении Вегаса. Вернешься в номер, и будешь ждать меня.
-А ты?
-А я - в Коттновуд-Коув. Оттуда в лагерь Цезаря.
-Без меня??? – Так мог бы обидеться ребенок, ни за что, ни про что лишенный сладкого.
-Без тебя. Извини, но там мне не нужен будет человек, у которого сносит крышу, едва в поле зрения появляется красная форма.
Красные стяги с быком, красная форма. Красная пелена, застившая глаза тогда, в Ниптоне. Десяток легионеров вокруг: убивать меня они не хотели, им нужен был «беспристрастный» свидетель, который пойдет и расскажет, потому что тот счастливчик, которого они отпустили, рехнулся. Я стояла, слушала, как их предводитель вещает о том, насколько порочным был несчастный городишко, и как карающая длань Легиона вернет в мир справедливость и честь. И думала, что мозги на камнях могут выглядеть очень эстетично: красное с белым на сером. Если это мозги легионера.
К добру ли, к худу ли, тогда меня остановил банальный страх. Тот самый, от которого внутренности сворачиваются в ледяной ком, а тело отказывается подчиняться. К добру, наверное: я и сейчас не рискну тягаться в ближнем бою с крепким мужчиной, а уж тогда… там бы я и осталась. Так что Буна я понимала. Но я собиралась разговаривать, а не драться. Где-то там, в лагере Цезаря находился бункер, оставшийся с довоенных времен. С чем-то, в чем Хаус позарез нуждался. Может, это «что-то» станет последним кусочком головоломки, и картинка сложится. А может, я запутаюсь окончательно. Как бы то ни было, не посмотришь – не узнаешь. Как не узнаешь, не сунувшись в лагерь, насколько честен был Цезарь, обещая безопасность.
-Если начнешь работать на Легион, я тебя найду.
Я встретилась с ним взглядом
-Не сомневаюсь.
Цезарь не солгал – из его лагеря я ушла живой и невредимой. В бункере оказались секьюритроны – вооруженные до зубов роботы, которые Хаус использовал для охраны Вегаса. Еще одна деталь в общую картину, предсказуемая и ничего не решающая. Жаль. Как Хаус перетащил их оттуда в Вегас, не поставив на уши Легион, мне неведомо, но когда я вернулась в город, роботов там оказалось по крайней мере вдвое больше, чем прежде. Сам Хаус, точнее, его голос из динамиков, стоящих по бокам огромного монитора с застывшим изображением мужчины с набриолиненными усиками, был по-прежнему сух и надменен. Благодарность за хорошую работу, крышки, отсыпанные роботом, и новое задание. Шагом марш выполнять.
-А если я найду дипломатическое решение? – поинтересовалась я напоследок.
-Никакой дипломатии. Это фанатики техники, и они смертельно опасны.
Еще две минуты на более подробные инструкции. Потом с четверть часа я молча смотрела в выключенный монитор. Сдернула с плеча винтовку и шагнула к неприметному терминалу, открывающему дверь под лестницей. Еще минут через десять вернулась в помещение с погасшим теперь уже навсегда экраном. Посреди комнаты над обломками секьюритрона стоял отчаянно матерящийся Бун.
-Что ты тут делаешь? – поинтересовалась я и уткнулась в терминал, не дожидаясь ответа. Надо проверить, не припас ли Хаус еще сюрпризов.
-Стреляли. Лифт, так его и разэтак, заклинило. Пока по лестнице взобрался.
Я кивнула, продолжая изучать строчки на экране. Нет, вроде все в порядке. Никакой пакости напоследок.
Да уж, бежать по лестнице сквозь высоченную башню до пентхауса – бедный Бун. Запыхался.
-Кто их так? – он кивнул на раскуроченного робота.
-Я. – отключила терминал, не торопясь оборачиваться.
-Какого…?
-Хаус мертв.
За спиной щелкнул затвор. Я медленно развернулась. Смотреть в дуло винтовки оказалось крайне неприятно и я перевела взгляд на снайпера.
-Ты всерьез полагаешь, что в его смерти был заинтересован только Легион?
Что правда, то правда, единоличный владетель Вегаса мешался хуже кости в горле любому, кто хотел наложить загребущие лапки на богатейший город, чудом избежавший бомб. Город гламура, порока и денег. Больших денег.
-Тогда для кого?
Хороший вопрос. Кому я принесу город на блюдечке?
-Бун, у тебя химия есть?
Любую наркоту я сбываю с рук сразу же. Чтобы соблазна не было. А то сперва для того, чтобы чувства обострились, потом – потому что мозги работать отказываются, а нужно именно сейчас разобраться в какой-нибудь хитрой довоенной программе. А в итоге превращаешься в невменяемое ничтожество, не способное функционировать без дозы. Видели, спасибо.
-Не держу. А что? – он спохватился. – Не меняй тему.
-Да в том и дело, что сама не знаю, для кого… Слушай, а как снимают стресс нормальные люди?
-По-моему, ты уже обкололась черт-те чем. – Бун за плечи развернул меня к свету, присвистнул. – Что все-таки случилось?
-Я ж сказала…
-Не помню, чтобы раньше тебя трясло после чьей-то смерти.
-Бун, твою мать! – еще немного, и начну орать и кидаться тяжелыми предметами. – Ты можешь просто ответить: что делают нормальные люди, когда им хреново?
-Пьют. Или трахаются. Или и то и другое.
Признаться, ни тот, ни другой способ восторга не вызвал. Алкоголь, как правило, гадок; не знаю, как люди разбирают какие-то оттенки вкуса за обжигающим рот спиртом. Что до секса, тот единственный раз, который я помнила, отнюдь не впечатлял. Может, когда мужчина думает не только о себе, все действительно по-другому, но Бенни явно был не из таких. А может, мне и вовсе нужен не мужчина. Впрочем, нет: было дело, нужно было расспросить одну из местных проституток… и пока я бродила по борделю, полному полуголых женщин, никаких эмоций не ощутила. Значит, и женщины меня не привлекают.
-Э… я не о том. – Похоже, Бун истолковал мой остановившийся взгляд совершенно определенным образом. – Там, в городе полно и выпивки и развлечений на любой вкус. Хоть девочки, хоть мальчики, найдешь кого-нибудь.
Вот те раз, он, оказывается, умеет смущаться? И даже заметил, что он мужчина, а я женщина? Хотя какая я, к чертям, женщина, разве что фигура и мордашка, смазливая, хоть и подпорченная шрамом. То неуловимое, что называется женственностью, мне неизвестно.
И уж, конечно, я не буду портить потрахушками прекрасно сыгранную команду. Хоть кто-то из древних греков и писал, что отряд, состоящий из любовников, сражается лучше, но тот грек явно имел в виду не гетеросексуальных любовников.
-Да черт с ними, с мальчиками. Бун, я не умею пить. Научишь?
-Велика премудрость. – Хмыкнул тот. – Пойдем, я тут без тебя обследовал местный бар. Все пойло еще довоенное, рехнуться можно.
Та башня, в которой Хаус выделил нам президентский люкс, до войны была казино с баром и гостиницей. Потом посыпались бомбы, которые, если верить Хаусу отвела система ПВО, лично им разработанная. А после войны в это здание не входил ни один человек. До тех пор, пока не явилась я, по личному приглашению владельца.
Был тут и бар, в который я до сих пор не заглядывала.
Бун приволок бутылку, поставил две тонюсенькие рюмки: на пустоши такой посуды не встретишь, слишком хрупкая. Налил что-то совершенно прозрачное.
-Поехали.
Рот обожгло, перехватило дыхание. Откашлявшись, я вцепилась зубами в подсунутый напарником кусок копченой ящерицы.
-Рассказывай. – Сказал Бун.
-Да, в общем, все уже рассказала.
-Не понял: столько соплей из-за одного дохлого старпера?
Я подперла кулаком подбородок, в упор глядя на Буна.
-Да, именно так. Но скажи: скольких ты застрелил в Биттер-Спрингс? Сколько дохлых старперов понадобилось тебе, чтобы перестать спокойно спать ночами? Или там еще и парочка детишек затесалась?
Тонкое стекло хрупнуло в пальцах, водка, мешаясь с кровью потекла по стойке.
-Дай гляну. – Подхватилась я.
-Отстань. – Бун махнул рукой, алые капли рассыпались на полу. - Будь ты мужиком – ударил бы.
-Вот, в том и дело. – Ответила я на то невысказанное, что повисло в воздухе. – Мне хватило одного.
Блестящий ум. Без дураков, блестящий. Один из совладельцев мегакорпорации до войны. Он думал, что просчитал, когда полетят бомбы, и начал готовиться, ошибся со сроками. но все же смог укрыть Вегас, город, в который был влюблен, от бомб. Человек, создавший оазис роскоши среди смерти и нищеты Мохавской пустоши. Каким-то образом разработавший систему жизнеобеспечения, позволяющую прожить без малого триста лет, и собиравшийся прожить еще как минимум столько же. Возродить техногенную цивилизацию, вывести в космос ракеты, освоить иные миры…
И совершеннейший псих. Нет, не социопат, социопатов нынче полная пустошь. Совершенный, конченный псих. Из тех, кто ищет под кроватью красных шпионов и носит шапочку из фольги для защиты от инопланетян. Точнее, от злых людей, взглядом крадущих энергию. И ладно бы был безобиден. Циничный, упертый сукин сын, который ни перед чем не остановится.
Роботов-охранников я перестала бояться с тех пор, как разобралась в уязвимых местах. Это только на первый взгляд металлическая громадина кажется непробиваемой. На деле справиться с ней нетрудно. Сколько их нашлось в коридорах, ведущих к укрытию, Хауса не скажу: я людей-то давно не считала, а уж механизмы и вовсе не стоили внимания. Долго искать не пришлось: капсула жизнеобеспечения с прозрачным куполом, рядом терминал. Я посмотрела сквозь прозрачный пластик, поморщилась. Хорошо, что желудок крепкий, так бы вывернуло на месте. Вот эта дурно сделанная мумия – хозяин Вегаса? Как по мне, быть живым значит, помимо прочего, видеть как солнце золотит верхушки гор, превращая каменные валуны в сверкающие замки, чувствовать ветер, скользящий по коже, ловить в ладонь теплые капли дождя в разгар лета. Упаси господи от такого бессмертия: лежать утыканным трубками в пластиковом саркофаге, с датчиками вместо слуха, зрения и осязания. Чистый разум. Абсолютно беспомощный без механизмов. Мумия открыла глаза.
-Поговорить надо. – Сообщила я, совершенно забыв, что герметичный пластик не пропускает звук.
Хаус едва заметно качнул головой. Наверное, это должно было означать отчаянное «нет», но сил в старческом теле не хватало. Я хмыкнула и занялась терминалом. Вот оно: отключить интерфейс, позволяющий мозгу подавать команды напрямую. Только для начала нужно открыть капсулу. Жаль. Так бы и рук марать не пришлось: отсоединить дедулю от управления и пусть лежит себе живой-здоровый. Но, в общем, уже все равно: одним пятном на совести больше, одни меньше.
-Зачем? – просипел он, едва пластиковый купол поднялся. – Чего тебе не хватало?
Я пожала плечами. Долго объяснять.
-Если в двух словах: ты мне не нравишься.
-Дура! Перечеркнуть будущее человечества из-за личных антипатий…
О, гуманисты былых времен со злосчастной слезинкой ребенка! Нынешние ревнители блага человечества бестрепетно идут по трупам. Что Цезарь, что Хаус. Разве что представление о золотом веке у них оказалось разное: один нашел идеал в прошлом, второй – в будущем.
-Дура так дура… Убивать я тебя не буду. Отключу мозговой интерфейс и аккуратненько сгружу обратно в капсулу. Будем надеяться, что ты успел вдохнуть недостаточно микробов, чтобы…
-Не выключай! – взвыл он. – Это… ты не понимаешь. Лучше сразу убей.
Я на миг замерла над клавиатурой. На самом деле, он обречен с момента, когда открылся купол. За двести лет в герметичном коконе иммунитет станет бесполезным даже у молодого и здорового, как изменилась флора под действием радиации и вовсе сходу не скажешь. Пневмонию сейчас лечить не умеют. Не говоря о сепсисе.
Хаус стек на пол лужицей зеленоватой слизи.
Пару дней назад я могла бы убить Цезаря. Тот сидел на расстоянии вытянутой руки, а под одеждой у меня был спрятан магнум, не раз уже пригождавшийся для таких вот случаев. Только рядом ошивались четверо телохранителей, а за стенами палатки лежал лагерь, полный солдат.
Выстрелить в старика, обмотанного трубками и проводами, оказалось куда проще.
-Биттер-Спрингс… - Бун медленно собирал осколки, складывая их в ладонь, точно экзотическую драгоценность. – Нас учили выполнять приказ, не задумываясь: миг колебания может стоить жизни не только тебе, но и соратникам. Мы и выполнили. Потом они назвали это ошибкой.
Он отвернулся, разыскивая какое-нибудь подобие мусорного ведра. Да уж, ошибочка вышла. Подробностей мне так никто и не рассказал, но сколько же нужно было уложить нонкомбатантов для того, чтобы не только пострадавший клан, но и все вокруг начали называть первый разведбат убийцами? Живущие на пустоши не склонны к сантиментам.
-Наверное, надо было задуматься. Но задним умом мы все крепки, – оборачиваться Бун не торопился. - За других не скажу, но я тогда просто растерялся. И сделал то, чему меня учили: выполнять приказ и не раздумывать.
-Я задумалась. Толку-то. Все равно паршиво.
-Я думал, дело в награде за голову.
-Нет. Я не сдаю работодателей.
Я замахнула рюмку, продышалась.
-И что он приказал?
-Уничтожить Братство Стали.
-Самоубийство. – Присвистнул Бун.
Я поморщилась:
-Технически - выполнимо. Они мне доверяют, входить и выходить могу в любое время. Найти реактор, положить побольше взрывчатки – вуаля!
-Но?
-Я не убиваю тех, кто мне доверяет… черт, не убивала, до сегодняшнего дня. И там были дети.
Строго говоря – подростки. Через пару лет им дадут в руки оружие и выпустят сражаться уже как взрослых. Но пока это были просто дети, такие смешные в своих наивных суждениях о мире. Так трогательно верящие в идеалы добра и порядка.
После первой «теплой встречи» я ругалась несколько дней, призывая на их головы кары небесные. Потом, глубоко вздохнув, сказала себе, что личные антипатии – не повод оставлять работу несделанной. И пошла искать пропавшие патрули. А потом… нет, возлюбить Братство я так и не смогла. Но с ними было интересно, нечасто на Пустоши можно найти людей, по-настоящему разбирающихся в технике. А в недрах инфосистемы нашлось столько всего, что чуть ли не неделю я не могла оторваться от компьютеров, закусывая чем под руку попадется и отходя от экрана только для того, чтобы поспать. Угробить все это богатство? Хладнокровно взорвать людей, которых знаешь поименно которые считают тебя своей, даже приняли в клан по совокупности заслуг – это при том, что в их кодексе записано, что членом Братства нужно родиться, а исключения допускаются очень и очень редко?
Я честно сказала Хаусу, что не буду это делать. Ни за какие деньги. В ответ услышала, что я наемник и должна выполнять приказы, а хотеть или не хотеть – дело нанимателя.
-Мне порой кажется, - сказал Бун, - то, что случилось с Карлой – кара за Биттер-Спрингс.
-Ерунда. Бог, который приносит зло неповинному лишь для того, чтобы наказать другого – не бог, а обколотый рейдер, отрывающийся на заложниках.
Он усмехнулся, подлил нам обоим.
-Ты хотел бы вернуться туда? – спросила я, отдышавшись.
-Нет… Да.
-Тогда пошли. – Я слезла со стула. Пол ощутимо качнулся, но мне было наплевать.
-Куда? Проспись сперва.
-Не хочу. Пошли гулять? На Стрипе безопасно, хоть в стельку упейся.
-Нет уж. Опять морды бить придется. – Он почему-то снова смутился и пояснил. – Пока тебя не было, зашел в «Топс». Подвалил один из председателей и спросил, почему со мной ты спишь, а с ним отказываешься. Типа, не поделюсь ли по-хорошему. Денег предложил.
Нет, тот парень, как там его звали, что сменил Бенни на посту самой большой шишки в «Топс», клинья подбивал так откровенно, что даже я догадалась, что ему надо. Но чтобы…
-Смешно ей… А я теперь нос высунуть боюсь. Сама ж знаешь…
Да. На стрипе можно лыка не вязать, горланить песни и совокупиться с первой приглянувшейся шлюхой прямо на улице, но любая попытка мордобоя или, тем паче, стрельбы, пресекается быстро и жестко. Хорошо если просто в кутузку упекут проспаться, а то и секьюритроны могут подоспеть, а те сперва стреляют, потом думают. Впрочем, они вообще не думают, за них это программа делает.
-Обошлось?
-Как видишь. Мужик оказался с понятием, не стал шум поднимать.
-Вот и славно… Только не говори, будто тебе было впервой бить морды.
-Из-за чужой женщины – впервой.
-Я своя собственная женщина. Независимо от того, с кем сплю… или не сплю. – Я отставила рюмку, отсмеявшись. – Бун, а из-за друга?
Он поднял взгляд, встретившись с моим. Помедлил.
-Приходилось.
Я кивнула.
-Бить морды я не умею. Зато стреляю хорошо. Впрочем, ты знаешь.
-Знаю.
-Вот и отлично.
Биттер-спрингс ничуть не изменился с моего последнего визита. Долина, спускающаяся к озеру, хаотичное нагромождение лачуг из довоенного хлама, оборванная толпа беженцев с востока, побоявшихся остаться под властью Легиона, грязь, вонь, шум. И полдюжины солдат НКР, из которых один врач и одна связист, пытающихся пальцем заткнуть плотину. Почти нет еды, нет лекарств, нет патронов. Ничего нет, кроме чувства долга и огромной вины за то, что случилось здесь не так давно, пусть с совершенно другими людьми.
Бун огляделся:
-Надо же. И в самом деле ничего не изменилось. Мы стояли вон там. – Он махнул в сторону одного из холмов. - Оттуда простреливаются оба прохода. Поднимемся?
Я кивнула.
Сверху действительно оба выхода из долины были как на ладони. Идеальное место.
-Я думал, вернусь и что-то изменится. – сказал Бун. – Пойму что-то важное, что ли. И ничего. Глупо, пойдем отсюда.
Я покачала головой.
-Смеркается. Давай заночуем здесь. Утром уйдем, если ты не против.
Он кивнул.
Костер, как водится, грел, но не светил, темнота ложилась на холмы. Где-то внизу еще шумел Биттер-Спрингс.
-Планировалась обычная операция. – Сказал снайпер.
Я вздрогнула – все время, пока мы разводили костер и готовили ужин он молчал, и казалось, что собирался молчать до утра.
-Была информация, что тут засели Ханы. Были жалобы от окрестных фермеров на грабежи, поползла наркота. Как всегда, когда где-то появляются Ханы. НКР пришла наводить порядок – тоже, как всегда. Нас поставили на этом холме и приказали стрелять во все, что движется.
Лица его я не видела, лишь темный силуэт на фоне звезд.
-Никто так и не объяснил, почему внизу оказались женщины, дети и старики. – Он вздохнул и снова надолго замолчал.
НКР называли это ужасной ошибкой. Ханы – те, кто выжил – геноцидом. Как по мне, одно другому не мешало. НКР вообще славилась своими ошибками. Слишком много промежуточных звеньев, слишком долго идет любая информация. Как у древнего динозавра – пока импульс дойдет от мозга к хвосту, съедят.
- Под чью юрисдикцию уйдет теперь Вегас? – спросил Бун. – НКР?
Я покачала головой, хоть он и не мог видеть жест.
-НКР обречена. Разве ты не видишь?
-Тогда помоги нам Господь. Кто еще удержит Легион?
-Республика тоже не удержит. – Я растянулась на спальнике, глядя на звезды. – Бун, ты же не дурак, и видишь то же самое, что и я. Просто боишься поверить в то, что видишь. Они нахапали слишком много. Заглотили больше, чем сумеют переварить. Бюрократия. Отвратительная логистика. Конфликты с местными – и как по мне, обе стороны хороши. Бардак. Никакой морали, большинство солдат не понимают, что они здесь делают и за что воюют. Один из высших офицеров-безопасников оказался шпионом Легиона – это уж вообще ни в какие ворота. Биттер-Спрингс.
Бун молчал.
-Я могу отдать им Вегас. Это продлит агонию. Но не исцелит.
На самом деле, выбор давно был очевиден. Но я тоже боялась.
Снова повисла тишина, лишь потрескивали ветки в костре.
-Спи, - сказал Бун. – Я еще посижу, подумаю. Разбужу, когда придет время меняться.
Когда он меня растолкал, небо на востоке розовело.
-Тихо. – Прошептал Бун еще до того, как я села. – Быстро собирай вещи и сваливай.
-Что?
-Легион. Идут сюда. Много. Вдвоем не справимся. Хватай оружие и уходи, быстро и тихо.
Сон слетел мигом. Что здесь нужно Легиону очевидно. Толпа людей, никакой организации и почти никакой охраны – идеальные возможности для захвата рабов. Налететь под утро, когда спят все, вырезать караул из добровольцев, местный гарнизон, точнее жалкое его подобие, распять или сжечь заживо, на что времени хватит, и делай что хочешь. В двух милях отсюда пост рейнджеров, но они не всесильны – пока добегут, если будет кому бежать, пока тревогу поднимут, пока гарнизон в ружье, пока сюда… Спасать будет некого. Может, успеют кого из своих с креста снять.
-А ты?
-Остаюсь. – Он усмехнулся. – Я всю ночь думал, что зря сюда притащился. Оказалось, не зря. А ты уходи, пока есть время.
-Нет времени. – Я примерилась взглядом к появившимся в долине фигурам и расчехлила снайперскую винтовку. Добавила, глядя в прицел. – Уйти вдвоем есть, а пререкаться – нет.
Отдача толкнула в плечо, одна из фигур сложилась, идущий сзади споткнулся о товарища, строй смешался. Жаль, и у меня и у Буна винтовки с глушителем, так бы выстрелы разбудили народ внизу.
-Эд-Э, - скомандовала я роботу, что до сих пор тихо висел за плечом. – Быстро вниз, этим на глаза не попадайся. Поднимай тревогу.
Толку от него, немного, да и «поднять тревогу» Эд-Э не слишком сумеет, все его речевые способности сводились к негромкому пиликанию. Но, надеюсь, у командира НКР-овцев хватит ума узнать моего робота, сообразить, что дело нечисто. Сильно это не поможет, но хоть тепленькими их не возьмут.
На самом деле я сейчас совершала несусветную глупость. Что движет Буном понятно – желание героически откинуть копыта среди трупов врагов, таким образом искупая вину. Чем это поможет «искупить» логическому объяснению не поддавалось, но в таких вещах не до логики. А мне-то какого рожна надо? Вдвоем мы эту ораву не перестреляем никак. И даже ввосьмером, если считать солдат НКР. На местных надежды мало, помнится, в Ниптоне народ не пошевелился, пока их близких насиловали, увечили и распинали одного за другим. Каждый надеялся на то, что его эта чаша минует. Наверное, сейчас я тоже надеялась на то, что пронесет. В последний момент.
Обзор отсюда действительно был отличный, несмотря на предрассветные сумерки, легионеры как на ладони. И мы стреляли, настолько быстро, насколько вообще возможно целиться и не мазать с такого расстояния. Пока есть преимущество, нужно им пользоваться.
Разумеется, вычислили нас быстро – глушители глушителями, а вспышку выстрела в темноте не разглядеть трудно. Хорошо, что ничего приличного из дальнобойного у легионеров не оказалось. У них вообще не в чести умение снять врага издалека и без шума. Ближний бой, поединок один на один – вот идеал войны с точки зрения Цезаря. Так что легионеры не стали и пытаться добраться до нас издалека. Отправили половину людей в проснувшийся и зашумевший городишко, видимо, тоже не слишком веря в сопротивление местных. А вторая половина пошла вверх по склону, рассудив, что пытаться расстрелять нас снизу бесполезно: на макушке холма нашлось достаточно валунов. Способных укрыть от пуль взрослого человека. Повезло нам с позицией: вверх всего две тропинки, подниматься только цепочкой по одному.
-Весело. – Хмыкнула я, наблюдая, как очередное тело поползло вниз по склону, заставляя следующего подпрыгнуть. – Прямо натуральные Фермопилы получаются.
-Чего? – Бун тоже даром времени не терял. На месте легионеров я бы притащила гранатомет и устроила нам веселую жизнь. Хотя откуда у них гранатомет: шли же за рабами, а не для того, чтобы устраивать полномасштабную битву.
-Потом расскажу. Сейчас некогда. – Тем более что история хоть и героическая, но не слишком-то воодушевляет. Полегли ведь они там, все до единого.
-Там есть еще одна тропка. – Сказал Бун. – Вверх по ней не залезть, а спуститься можно, если не споткнешься и нею не свернешь. Успеешь уйти.
-Щаззз. – ответила я. – Или вместе уходим, или остаемся – тоже вместе.
А потом ни разговаривать, ни думать стало некогда. Винтовку пришлось сменить на «магнум» и очень-очень быстро двигаться.
-Вали отсюда! – Бун успел раздобыть мачете, не иначе, какой-нибудь покойный легионер поделился. В крови с головы до ног, алый берет набекрень, тяжеленный клинок в руках: смерть на взлете. Залюбуешься, если время есть. Времени, впрочем, не было, хватило только выдохнуть, мол, сам вали известно куда.
А потом все разом закончилось. Строчил внизу пулемет, и из городка доносились редкие выстрелы. Бун утер лицо рукавом, все еще не выпуская мачете. Чище не стал, только кровь размазал, став похожим на очень уставшего Марса.
-Думал, тут мы и останемся.
-Ага. – Я опустилась на очень кстати подвернувшийся валун. «Магнум» выскользнул из пальцев, звякнув о камень. Подберу. Сейчас, отдышусь только.
-Эй, вы там целы? – донеслось снизу. Командир поста рейнджеров. Быстро добежали.
-Да черт его знает. Вроде пока ничего не болит.
Потом заболит, и еще как, вот только адреналин схлынет. Сейчас вычистить оружие и к доктору. Или наоборот? Черт, и впрямь сходу не разберешь, где моя кровь, где чужая.
-Пойдем. – Бун протянул руку. Я поднялась, едва не уронив его самого и мы поплелись вниз. Медленно наваливалось безразличие, как всегда после…
-Вегас я НКР не отдам.
Снайпер оглянулся.
-И пусть попробуют отобрать. – Добавила я.
Да, создать новое государство – это тебе не баран чихнул. Охрана границ, снабжение, армия, логистика… Впрочем, с армией понятно, секьюритронов в городе на три армии хватит.
-Потянешь?
-Обязана. Потому что больше некому. Ты со мной?
-Да.
Я кивнула.
-Вот и отлично.

@темы: Fallout New Vegas, Фанфик

Комментарии
2010-11-23 в 00:04 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Понравилось.
Автор, спасибо!

2010-11-23 в 00:23 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Единственное, что несколько царапает глаз - отсылки к литературным персонажам, которые курьер Мохавского экспресса вряд ли знала.

2010-11-23 в 07:05 

Емелюшка
Imp_ch_r Спасибо :)
динственное, что несколько царапает глаз - отсылки к литературным персонажам, которые курьер Мохавского экспресса вряд ли знала.
Э, на то я и играю полудохлой умницей, чтобы таких персонажей она знала :) На самом деле, это вторая часть, а в первой я специально написала, что девушка после "воскрешения" и потери памяти (иначе как объяснить, что человека пришлось учить элементарным для Пустоши вещам) изучала любой попавший под руку кусок текста. Ну и нахваталась. Уверена, что в убежищах художественной литературы хватало, хоть нам этого и не показали. увы :(

2010-11-28 в 23:56 

vault-girl
Шикарный фик! Очень живой, и, как бы это по-русски сказать, психологически правильный что ли. Вообще нравится прописание ГГ с такой комбинацией навыков-умений.
Надеюсь, будет продолжение? :)

2010-11-29 в 06:34 

Емелюшка
Rina_Nettle Спасибо :)
Нет, продолжения не будет, в моем сознании тема себя исчерпала.

2010-11-29 в 12:25 

vault-girl
Емелюшка ((( Жаль. А то хороших авторов по фолу можно по пальцам пересчитать. Одной руки. Регрессивно мутировавшей.

2012-02-06 в 12:49 

Wisper Frin
Взаимопонимание требует взаимной лжи. / Дон-Аминадо.
Здорово написано. Хотелось что-то именно в этом духе прочитать, и с этими персонажами. Спасибо автору.

2012-05-21 в 15:14 

Rikki Croft
Veni, vidi, vici
Автор, аве Вам) Отличный фик, очень.. атмосферный.. Хоть и коротковат, хотелось бы побольше Т_Т Спасибо за отличные впечатления)

   

Мир Fallout

главная