Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:10 

А кому по Вегасу, с пылу-с жару? :)

Емелюшка
Снова скорее новеллизация, нежели фанфик, честно признаюсь, эмоции героев меня волнуют куда сильнее. чем сюжетная линия. Небольшой эпизод из жизни героини. Осторожно, спойлероопасно.


Если твой спутник – парень из первого разведбата… впрочем, солдатский лексикон не меняется, где бы солдат не служил… Словом, если удалось заполучить в спутники бывшего вояку, вскоре понимаешь: известный тебе арсенал ругательств – малая толика от безбрежного моря нецензурщины. Вот и сейчас Бун заворачивал так, что в другое время заслушалась бы. Правда, когда на тебя в упор смотрит десяток стволов, как-то не до того, чтобы восхищаться красотой слога.
-Бун, помолчи. – шикнула я.
-Да иди ты… Какого … мы … в этот…?
Хороший вопрос. Потому что внятного ответа на него не было. Действительно, кто в здравом уме и твердой памяти вломится в бункер, где, по косвенной информации, засело Братство Стали? Ребята с самыми крутыми пушками и в самой навороченной броне во всем этом недоделанном мире. Поначалу идея казалось стоящей. Если уж страивать в Вегасе смену власти, подобрав его под себя, стоит разведать окрестности и договориться с группировками, имеющими какую-никакую власть и силу. По большому счету всем начхать, кто правит Стрипом, но городу нужна энергия, а значит, битвы за дамбу Гувера не миновать. Разве что договориться с Легионом на те же пять процентов электричества, которые город сейчас получает от Новой Калифорнийской Республики. Поработать на Легион… возьмут, куда денутся. Не зря же Цезарь легата присылал с приказом явиться пред светлые очи. Стать своей и договориться. То, что Бун Легион не выносит, в расчет можно не брать: сменить телохранителя и вся недолга, с моей репутацией от желающих палками отбиваться можно. Но мне отчаянно не хотелось становиться «своей» в легионе. Не то, чтобы я сама была нежна и невинна – наемник есть наемник, с белоснежными манжетами при такой работе не остаться. Но мое эстетическое чувство не выносит крестов с распятыми вдоль дороги. Портят пейзаж и дурно пахнут.
По правде говоря, я до сих пор не была уверена, стоит ли устраивать переворот в Вегасе. Дело даже не в том, что до сих пор я была честна со своими нанимателями, как нынешними, так и бывшими. Я ненавижу быть в центре внимания, от нынешней славы ровным счетом одна польза: платят больше, а так – сплошные неприятности. Я не умею руководить, и не хочу этому учиться. Можно, конечно, свалить все на Йес-мэна и не напрягаться – хорошо запрограммированный робот с городом управится. Но тогда вообще неясно, на кой затевать бучу: до сих пор мистер Хаус правил городом вполне успешно. Жестко и негуманно – но успешно, а искать гуманность на Пустоши…
Словом, я до сих пор не знала, стоит ли во все это связываться, но походить-разведать же никто не мешает, верно? Тем более, что большую часть окрестностей я давно облазила вдоль и поперек, прибрав все мало-мальски ценное, а жить-то надо. Точнее, на жизнь мне хватит, но броня и оружие – дорогие игрушки, а я с ними срослась. Даже странно думать, что до той пули в голову я была просто курьером. Странно тем более, что ничего из той жизни я не помнила. Осталось лишь имя и внешность, все остальное кануло в небытие. Первое время я честно пыталась вспомнить, потом плюнула. Если верить книгам дока, при органическом поражении мозга последней уходит память о том, кто ты, и профессиональная. Какая профессиональная память может быть у курьера «подай-принеси» - ума не приложу, разве что умение путешествовать по пустоши, не привлекая ненужного внимания и прятаться на, казалось бы, совершенно ровном месте. А имя я не забыла, и кажется, это все, что осталось от старой личности. Вряд ли у курьера была та жажда знаний, что заставила прочитать все книги в доме дока – даже те, в которых я поначалу ни шиша не понимала – и проглатывать любой обрывок связного текста, найденного на Пустоши. Похоже, пуля Бенни проделала в моих мозгах пару лишних извилин.
Что ж, Бенни я отблагодарила. Я всегда плачу по счетам, каковы бы те ни были. Если бы пуля досталась в обычной перестрелке, может, и стоило забыть. Но напасть бандой на одинокого курьера, связать, обыскать, а потом застрелить связанную… такой счет я списывать не собиралась. Может, и еще что сделали, не помню, а робот, что наблюдал из кустов, и потом приволок меня к доку, не рассказывал. То, что физиологически я не девственница, я обнаружила, оказавшись в постели с Бенни. Ну да, с тем самым. Странно, что он меня вообще узнал, однако узнал, пригласил выпить, а потом и продолжить… Да, я знаю, каким словечком называют использование гениталий в корыстных целях. Но мои понятия о морали улетучились после того самого выстрела, а логическому объяснению подобное не поддается. Мужчинам природа дала мышцы, и никто не возражает, когда их используют в корыстных целях, в том числе и против тех, кто заведомо не может этим мышцам противостоять. Женщинам природа дала влагалище… и разве моя вина, что Бенни оказался настолько уверен в собственной неотразимости, что лег в постель с женщиной, которую едва не убил? И удовлетворившись уснул сном младенца. Оставалось только накрыть его подушкой и подождать, пока перестанет дергаться. Ну в самом деле, не устраивать же перестрелку прямо в казино? Помощник Бенни хоть и обещал, что охрана вмешиваться не будет, но не ровен час, нашелся бы какой-нибудь ретивый парень. Да и персоналу казино было бы куда труднее отмыть мозги со стен, чем тихо-мирно вынести труп. Словом, все остались довольны, кроме разве что самого трупа. И меня, потому что удовлетворение от мести, как оказалось, проходит быстро, а проблем на шею я огребла, заполучив эту чертову платиновую фишку из-за которой весь сыр-бор и заварился. Как Хаусу удалось еще до войны запихать туда процессор и кучу информации, ведомо только ему самому. А вот желающих воспользоваться артефактом оказалось больше, чем скорпионов в пустыне. И ладно бы только артефактом, я бы подумала хорошенько, да и продала фишку кому поприличнее. Но все кругом рассматривали меня как бесплатное приложение к артефакту, и вот это мне не нравилось. Так что пришлось примерять на себя роль узурпатора. Итог – десяток пушек в морду, витиевато матерящийся Бун и глобальный кирдык в перспективе. Конечно, мир с моей кончиной однозначно продолжит крутиться дальше, но мне от этого почему-то веселее не становится.
-Все –оружие на пол. Ты – тот, что стоял прямо напротив дернул подбородком в мою сторону. - Медленно раздевайся до нижнего белья и шагай за мной.
Нижнее белье? Ха, где он видел нижнее белье на пустоши? Конечно, броню никто не носит на голое тело, но латаная-перелатаная, хоть и чистая рубаха и видавшие виды штаны за белье не сойдут никак. Бюстгальтеров никто не выпускает вот уже двести лет, не до того, а те двое трусов, что у меня есть, тщательно упакованы в вещмешке вместе с изрядным запасом ветоши – раз в месяц пригодятся. Но пускаться в долгие объяснения стоя под дулом плазменной пушки…
Я медленно – не ровен час кто дернется опустила на пол винтовку сложила рядом пояс с пистолетом. Отступила на шаг и начала раздеваться.
-Так достаточно?
-Я сказал: до нижнего белья.
-Больше на мне ничего нет. Сэр, я понимаю, что вам уже доводилось видеть голых женщин, но как ваше руководство отнесется к тому, что я буду разгуливать по базе в чем мать родила?
-Под этим можно спрятать что угодно.
Я совершенно ни к месту вспомнила бородатый анекдот про караванщика с дочерью и разбойников: «если бы тут была твоя мать, спасли бы не только крышки, но и браминов».
-Так при желании можно спрятать и в пиз… - я осеклась, вспомнив, что неразумно злить человека, который держит тебя на мушке.
Тот крякнул в бороду.
-Снимай. Посмотрю шмотье, нет ли там чего и оденешься.
Я кивнула. Все так же медленно протянула ему снятую рубашку. Ничего личного, просто бизнес. Не знаю, дошла ли сюда история о том, как я протащила пистолет на встречу с боссами Омерты (ну да, пришлось пострелять, а иначе как бы об этом узнали?), но на месте комиссии по теплой встрече я бы еще и обыскала с ног до головы. Хоть не лапают, и то хлеб.
-Этих увести. Ты – одевайся и за мной.
С каждым новым поворотом я все отчетливей понимала, что случись самый крайний – выбраться отсюда не удастся. И даже не потому, что подстрелят, просто я классическая топографическая кретинка: в помещениях, где больше двух комнат могу ориентироваться только с помощью пип-боя. Или Буна. Так что даже появись возможность смыться – буду блуждать по лабиринту пока какой-нибудь местный минотавр не отловит.
-И что же мне с тобой делать… - седой человек, представившийся старейшиной потер подбородок. – С одной стороны на ловца и зверь. С другой – как тебе доверять?
Я пожала плечами:
-Рекомендательные письма на пустоши не в ходу. Но слухи куда надежнее всяких писем.
Репутация – страшная штука: зарабатываешь годами, а накрыться может за пять минут. Так что нанимателей я не обманываю, самой потом дороже выйдет. Что сталось с тем парнем, что подстраивал своим клиентам «нападения», чтобы потом героически прикончить четырех врагов тремя выстрелами? Вот то-то и оно.
-Хорошо, давай проверим тебя в деле. В одном из наших бункеров поселился рейнджер. Я хочу, чтобы он убрался.
-Сэр, пару раз меня нанимали для того, чтобы принести головы. Но этот парень действительно того заслуживает?
-Ты не поняла: мне не нужно его убивать. Мне нужно, чтобы он убрался.
Я кивнула.
-Цена?
-Свобода. разумеется. А чтобы, когда вернут оружие, ты чего не выкинула, наденешь ошейник.
-Что? – да нет, не может быть. Никто и никогда не рассказывал про то, что Братство торгует рабами.
-Ошейник. – Повторил он. – Решишь сделать ноги – разнесет мозги.
-Через мой труп.
Разумеется, это легко устроить. Но по доброй воле стать вещью… Мера безопасности – ха! Ну, смоюсь я. Ну, растреплю всем и каждому, где они засели. Слухом больше, слухом меньше, сама-то я сюда исключительно по слухам добралась. И что дальше? НКР воевать не придет, кишка тонка, им бы удержать то, что нахапали. Так какие в пень предосторожности, параноик ты старый?
-Примерно этого я и ожидал. Но прежде чем появится твой труп, может заняться твоим телохранителем?
Я выругалась. Не сказать, чтобы к Буну я была сильно привязана. Не думаю, что горевала бы о нем, если бы его подстрелили на пустоши. Взаимное уважение, пожалуй, самое точное слово. Как в любой хорошо сработавшейся команде. Но одно дело издержки профессии. Совсем другое – привести человека туда, где у него не останется никаких шансов.
-Гарантии?
-Мое слово.
-Чушь! Моя репутация известна всей пустоши, а, значит, и тебе – даже если вы заперлись тут сразу после разгрома на «гелиосе», за едой наверняка кто-то выходит, а значит, и последние сплетни приносит. А о тебе я знаю только то, что ты называешь себя «Старейшина Макнамара». Поэтому еще раз – каковы гарантии?
Он дернулся, услышав про «гелиос», заставил себя расслабиться – усилие оказалось очевидным даже мне.
-А не слишком ли ты наглая пигалица?
-А что я теряю? При худшем раскладе будут три трупа… то есть два трупа, раздолбаный робот, которого при известном усилии почините, плюс те, кого мы – если сумеем – прихватим с собой. Бун точно сумеет. Судя по тому, что никаких гарантий ты не даешь, вероятней всего именно худший вариант. Если тебе нужен кто-то, кто будет разруливать ваши дела, пока вы сидите в бункере, моих спутников ты выпустишь. Иначе мне придется сделать вывод, что тебе нужны именно трупы – а с этим я бороться не в силах. Итак?
Он побарабанил пальцами по столу:
-Наглая храбрая пигалица.
-Я боюсь смерти, это правда. Но не настолько, чтобы потерять разум или человеческий облик.
-Я их выпущу. Наверху есть камеры, увидишь, когда уйдут. После этого наденешь ошейник и разберешься с рейнджером. Потом продолжим разговор.
Я снова выругалась – длинно и со вкусом, Бун бы одобрил.
-Заметано.
Рейнджеров называют элитой. Исключительно добровольцы, лучшие из лучших, от одного вида которых враги разбегаются без оглядки. По крайней мере, так утверждают сами рейнджеры. То, что все рассказанное нужно делить хотя бы на два я поняла еще в самый первый раз, когда набрела на их пост . Дисциплина дисциплиной, но люди, месяцами не видящие нового лица всегда готовы потрепаться с девушкой. Особенно, если она и в самом деле внимательно слушает, не забывая вслух похвалить ум и осведомленность собеседника. А слушаю я действительно внимательно. Сплетни. ходящие оп пустоши приходится делить не на два, а на десять, но, можно узнать немало действительно интересного. А еще я умею не только слушать, но и смотреть, и анализировать. Так вот, как бы хорошо не был подготовлен солдат, он немного навоюет с пустым брюхом и раскуроченным вусмерть оружием. При таком раскладе не спасут никакие байки, должные поднять боевой дух.
А у того парня, что забрался в бункер Братства, похоже, вовсе не было. Не считать же проявлением боевого духа вопль «стой, стрелять буду!». Идиот, право слово, хотела бы – давно прокралась среди камней и поминай как звали, прицельный выстрел в затылок ни один человек не переживет. Это я ему и сказала, не особо стесняясь в выражениях. Попробует пальнуть – я ему эту винтовку в задницу запихаю. Да, в бункере Братства я вела себя куда осторожней. Но уж слишком поганое было настроение. Говорят, в легионе надевают ошейники так, что они постоянно врезаются в тело. Ребята из Братства оказались гуманней, но по большому счету это дела не меняло. Невозможно хоть на миг забыть о том, что у тебя на шее. И я была зла на весь мир, и на этого придурка, который не смог выбрать себе местечко получше, чем территория конкурентов НКР. И на себя тоже зла, так что если пальнет, а я не успею убраться с траектории выстрела – поделом дуре. Хотя обычно убраться я успеваю, видно же, как меняется у человека взгляд за миг до того, как шевельнется спусковой крючок. Это потом, когда все палят без разбора не до чужих глаз, а первый выстрел всегда видно, если знаешь, как смотреть.
Рейнджер не выстрелил. От него за версту несло страхом и неуверенностью, наверняка дезертир. Немудрено, если учесть бардак, что развели снабженцы НКР. В одном лагере патроны из ушей лезут, зато питьевая вода на вес золота, в другом вместо патронов шлют еду, в третьем ни еды, ни оружия. И везде на чем свет костерят штабных, а штабные разрываются, пытаясь заткнуть десяток дыр разом. Как они ухитряются удерживать Легион при таком раскладе ведает только аллах, а я даже представить не пытаюсь.
-На кого охотишься, солдат? – поинтересовалась я, протягивая сигареты. – Угощайся. Сама я не курю, некому научить было. Но выпивка, курево и лекарства – валюта ничуть не хуже крышек. Особенно курево: гнать самогон можно чуть ли не из опилок, химией балуются все, кому не лень, а вот табак растет далеко не везде. Пригляделась повнимательней: встречаться раньше нам точно не доводилось, память на лица у меня хорошая, имени своего я не назвала, да и была сейчас одна, а вся пустошь знает про девку с парнем из первого разведбата и роботом. Отлично.
Рейнджер «угостился» и рассказал, что охотится на подрывников, слишком много, мол, этих гадов в округе развелось. Врал или нет, не знаю, не слишком приглядывалась. Достаточно и того, что подрывников этих он откровенно боялся. Что ж, напугаем еще больше.
-Умеешь ты выбирать места, где поселиться. У этих гадов же здесь лагерь.
-Да ладно.
-Вот тебе и «ладно». Месяц назад еле ноги унесла. Вернулась вот, должок отдать. – я повела плечом, из-за которого торчал приклад винтовки. – А тут ты. Правда, что ли, пустые бункеры.
-Пустые. – Подтвердил он. – У входа. А дальше я не прошел, замки хорошие.
-Вот же ж непруха, только собралась поразвлечься…
-Говоришь, еле ноги унесла?
-Да сама тогда облажалась. Завалилась накануне к пареньку одному.. ну, ты понимаешь, потом ширнулись на посошок, отходняк посередь дороги накрыл. Вот и прозевала. Сейчас-то все по-другому будет. О, давай мы из тебя живца сделаем?
-Э…
-Не, ну прикинь, веселуха будет. То, что ты тут поселился, они наверняка просекли, только приглядываются – один, или с отрядом.
-Я бы заметил.
-Брось, ты меня-то заметил, когда почти вплотную подошла.
На самом деле, он и не особо виноват был. С моими ТТХ переть в лоб на мало-мальски приличного мужика – верный способ откинуть копыта. Так что пришлось научиться двигаться так, чтобы меня не замечали и стрелять только наверняка. Но всем подряд это знать необязательно.
-Ну так вот, готова поспорить, что они тебя засекли. Прикинь, проснешься – а над тобой десяток парней с динамитом. Это если проснешься. Так что я покараулю. Тут есть пара местечек, где можно спрятаться как следует. Давай я там заныкаюсь, и когда подрывники придут тебя убивать, постреляю как следует.
Держу пари, парень решил, что перед ним сбрендившая от передоза наркоманка. Я бы и сама так решила, в здравом уме такую чушь нести невозможно. Ощущение, будто море по колено – обычное дело после химии главное, правильно дозу подобрать, чтобы сразу не скопытиться. Пусть поверит, что мне и впрямь не терпится поохотиться на подрывников и плевать на последствия. А заодно и в то, что они действительно тут живут. Впрочем, после слов про десяток бандитов со взрывчаткой парень разом позеленел, и стало очевидно, что такая перспектива впечатлила его куда сильнее, чем сбрендившая девка, объявившая сезон охоты.
-Ну так что, повеселимся?
-Э… давай в другой раз.
-Да ладно, не кокнут тебя они, я их до того перестреляю. Ну разве что их больше дюжины будет…
На самом деле снять, не подняв переполоха, можно только одного. Это животных можно отстреливать издалека и стая будет тупо топтаться на месте, не понимая, что происходит. Люди сообразят быстро, а дальше – как повезет. Те, кто начинают стоя вертеть головой по сторонам, быстро ложатся рядом с первым трупом. Те, кто прут напролом, надеясь увидеть и выстрелить прежде, чем подстрелят его, тоже живут не долго, да и те, кто суетятся вокруг раненых тоже идеальная мишень. Самые умные прячутся, тогда-то и начинаются проблемы. Но в любом случае, дюжина – откровенная брехня, и он не мог этого не знать. Все же какой-никакой, а рейнджер.
--Знаешь, на самом деле у меня приказ сменить дислокацию при первых признаках..
-Ну как знаешь. Не хочешь помочь – не надо. А я таки заныкаюсь.. – я развернулась и запрыгала по камням. Здесь действительно было несколько удобных местечек, я их присмотрела еще когда впервые пришла в Хидден-Вэлли и изучала окрестности. И из укрытия было прекрасно видно, как то ли рейнджер, то ли дезертир делал ноги, озираясь по сторонам. Дезертир. – решила я, наконец. Не ходят рейнджеры на пустоши поодиночке. Впрочем, какая разница. Смылся, и хорошо. Даже ошейник не заметил, разява, я бы точно спросила, с каких это пор рабы шастают по пустоши в приличной броне и с оружием.
Старейшина не обманул – ошейник сняли, едва я спустилась в бункер. Даже похвалили – мол, изящное было решение сыграть на чужих страхах… да, в ошейнике был микрофон, я не знала? А потом я удостоилась великой чести услышать новое задание. Забесплатно, разумеется. Почему-то ребята с крутыми пушками всегда уверены, что все вокруг сочтут за счастье быть у них на побегушках, а получить право покупать оружие из их оарсенала и вовсе неземное блаженство. Больше всего на свете мне хотелось рассказать, что им сделать со своими патрулями, умудрившимися сгинуть на пустоши. Жаль, никто не оценит, чего стоило сдержаться, отделавшись подчеркнуто вежливым «благодарю вас, я подумаю».
Бун вырос из-за камня, едва я миновала ограду. Молча стоял, не торопясь посторониться. когда я подошла почти вплотную.
-Чего-то я не понял: кто кого охраняет?
-Считай, что сегодня был отгул. – ответила я. – Ты со мной?
-Как выяснилось, и сама справляешься.
Вот только оскорбленного мужского самолюбия мне тут не хватало. Я хотела было рявкнуть: или идем или проваливай, у меня тоже был не лучший день в жизни. Хорошо, что хватило ума посмотреть повнимательней, прежде чем рыкнуть. Все еще хуже. Оскорбленное самолюбие профессионала, решившего, будто он провалил задачу. Телохранитель должен был вытаскивать меня и оставаться сам, а вышло наоборот.
-Я затащила вас туда. Я и должна была вытащить. Все честно.
Он не ответил. Я тоже молчала, глядя ему в глаза.
-Я… волновался. – сказал он наконец. – Не надо было…
Неожиданно.
-Спасибо. – Неожиданно и приятно. – Спасибо. Наверняка, ты справился бы лучше, но кто виноват, что они решили иметь дело со мной?
-Нет, я бы не смог его заболтать.
-Ты слышал?
-Я вернулся. Сидел в камнях. Смотрел, слушал. Думал, что делать. Слишком уж это походило на то, что было с Карлой.
Карлой звали его погибшую жену и до сих пор Бун ничего о ней не рассказывал. Все, что я знала – то, что соседи считали ее необщительной и заносчивой. И все обрадовались, когда она вдруг исчезла. А еще то, что сам Бун считал ее ангелом не от мира сего. И, признаться, ему я верила больше.
-Тогда я тоже… сидел и смотрел. – Он отвернулся. Надеялся, что смогу подобраться к бараку рабов ночью или как-нибудь… успею. А они решили ее продать. Там были легионеры, много, и они торговались, словно она была их собственностью. Я…Я понял, что не прорвусь. И выстрелил.
Я смотрела на его ссутулившуюся спину, а перед глазами плыли строчки договора купли продажи, что я нашла в сейфе хозяйки гостиницы. «Женщина, именуемая карла бун и ее нерожденный ребенок». Знал ли он, спуская курок? Договор он не видел – только спросил после того, как мозги хозяйки гостиницы разлетелись по камням, как я узнала. Я честно ответила, что у тетки в рассказе концы с концами не сходились, и тогда я решила порыться в ее вещах. Нарыла.
Бун развернулся.
-Что бы ты сделала на моем месте?
Надо было что-то сказать, а я не знала, что. если бы в мире был человек, который мне бесконечно дорог… Но такого человека не было, и представить я не могла, оставалось только уйти от ответа.
-То, что солдатня делает с женщинами – хуже смерти.
Думала ли Карла так же – мне неведомо. Но в любом случае, ничего не исправишь. Мертвым все равно. Живым… Что ж, я не знаю, как поступила бы на его месте, зато знаю, что сделаю на своем.
-Бун, одна просьба. Личная. Будь добр, если ты увидишь, что со мной случилось то же, что с карлой.. не как сегодня, а на самом деле… Если ты будешь неподалеку – выстрели. Мне не понравилось носить ошейник.

@темы: Fallout New Vegas, Фанфик

Комментарии
2010-11-06 в 01:55 

vault-girl
Сильно! Ну и авторская особая атмосфера присутствует.
Я даже к Буну легкий интерес испытала, хотя так и не смогла с ним в паре ходить . )

Кстати, о прозе жизни - на квесте с Братством у меня косяк - раздевать-то раздевают, но старейшина молчит, как рыба об лед.

Не зря же Цезарь легата присылал с приказом явиться пред светлые очи.
:secret: Не легат он, а фрументарий.

2010-11-06 в 07:35 

Емелюшка
Rina_Nettle Спасибо :)
хотя так и не смогла с ним в паре ходить . )
Я бегала дохленьким умником с прокачанной скрытностью. В таком раскладе Бун - просто сокровище, снимал врагов до того, как я их увижу. Правда, когда ходила к Цезарю, оставляла Буна дома от греха подальше.
но старейшина молчит, как рыба об ле
А Вы туда часом не с Вероникой приходили? на форумах пишут, что с ней это частый глюк. Лечение, ЕМНИП, сделать так, чтобы в бункере она от перса не отставала. А потом отойти в сторону и дать ей поговорить со старейшиной. ну или поищите ответ здесь: Fallout New Vegas: прохождение и квесты. Там, правда, нагнали уже сто тридцать с гаком страниц, а поиск работает только для зарегистрированных пользователей, но, думаю, найдете.
Не легат он, а фрументарий.
Вроде легатом представлялся, нет? По крайней мере, когда в финале я мочила Лания, подписан он был именно так.
Хотя, в принципе, героине позволено и ошибиться :)

2010-11-06 в 14:08 

Rina_Nettle
vault-girl
Емелюшка Уже разобралась - действительно пришлось оставить Веронику дома. Теперь, после пройденного квеста, поняла всю глубину возмущения ошейником.
Вроде легатом представлялся, нет? По крайней мере, когда в финале я мочила Лания, подписан он был именно так.
На Стрип к ГГ Цезарь посылает своего главного фрументария - Вульпеса Инкульту, с которым ГГ вероятнее всего уже должна была встречаться в Ниптоне. Легат Ланий в это время шляется еще где-то на захваченных территориях, собирая армию.
Или в финале при if "дохлый Цезарь" Вульпеса спешно повышают до легата? о_О

2010-11-06 в 15:47 

Емелюшка
Rina_Nettle Да. Вы правы, это я перепутала. Ланий, зараза, под маской.
поняла всю глубину возмущения ошейником
Как по мне, здесь у сченаристов явный прокол - большинство вменяемых людей после такой встречи послали бы по известному адресу все Братство, а не остались бы на побегушках. Это геймеру надо экспу и уровень зарабатывать :)

2010-11-06 в 16:02 

Rina_Nettle
vault-girl
Емелюшка Как по мне, здесь у сченаристов явный прокол - большинство вменяемых людей после такой встречи послали бы по известному адресу все Братство, а не остались бы на побегушках. Ну, побегушки побегушками, но от суровой кары в конце они у меня точно не отвертятся. Очень хочется на них бомбистов натравить.

2010-11-06 в 16:57 

Емелюшка
Rina_Nettle Очень хочется на них бомбистов натравить.
Да ГГ и без бомбистов прекрасно управится. Не буду спойлерить, но мстя будет страшна :).

   

Мир Fallout

главная